Игорь Савельев: «Мы играли в эмоциональный футбол»

Игорь Савельев: «Мы играли в эмоциональный футбол»

Игорь Савельев — участник многих славных дел в истории одесского «Черноморца». Два пришествия воспитанника казанского футбола в команду «моряков» совпали с периодами, когда одесситы показывали высокий уровень игры, солидно выглядели в еврокубках, были настоящей грозой авторитетов в чемпионате СССР.

— Игорь Владимирович, расскажите, как пришли в футбол, с чего все началось?

— Я сын футболиста, поэтому у меня другой дороги и не было. Мой папа играл за «Крылья Советов» и, наверное, годиков с 2−3-х, как только стал на ноги, отец начал приобщать меня к футболу. Ходил на тренировки вместе с отцом. Когда он закончил игровую карьеру, стал со мной заниматься индивидуально, затем была группа подготовки казанского «Рубина», таковые тогда существовали при каждой команде мастеров. Прошел все этапы до первой команды.

— После чего вас заметили киевляне…

— Помню, был всесоюзный турнир под названием «Переправа», и я играл там за сборную России. Меня заметил селекционер киевского «Динамо» Сучков и в декабре 81-го года я оказался в Киеве.

— Как вас там встретили?

— Ну как встречают маленького зелененького человечка? «Хорошо», обычно. Все зависит от человека, как пойдет. Начал в дубле, мы стали чемпионами СССР в турнире резервных составов, потом стали подпускать к основе, сыграл несколько матчей, а дальше, как говорится, «маленький, дурной, больше не буду». Были нарушения дисциплины, меня переводили в дубль и, в конце концов, оказался в Симферополе. А я ведь в это время проходил армейскую службу. В общем, в Крыму отслужил и задержался еще на сезон. Затем получил приглашение в Одессу, от Виктора Евгеньевича Прокопенко.

Конечно, хотелось в высшую лигу, хотелось доказать, что меня рано сбросили со счетов. Кстати, спустя несколько лет даже был момент, когда я вел переговоры о возвращении в «Динамо».

Со «Спартаком» было 7 ударов и 6 голов

— Можно сказать, что в Одессе вы провели лучшие годы в карьере…

— Да, в «Черноморце» у меня получился самый плодотворный период, даже два периода, между которыми была вынужденная пауза, вызванная моей травмой коленного сустава. Лечился месяцев восемь, ездил в Киев к профессору Виталию Левенцу. Там сказали — ходить будешь и так, а если хочешь бегать, нужно делать операцию. Но я к операциям как-то с боязнью относился и стал восстанавливаться сам — уколы, терапия, пляж, песок, море. Еще не восстановившись до конца, возобновил деятельность. Нужно было кормить семью, а в это время Ахмед Алескеров пригласил меня в «Нистру».

В Кишиневе я провел неплохой период, мы вышли из второй лиги в первую, и там удачно выступали. Виктор Прокопенко перед моим уходом перешел в «Ротор», а потом, когда он вернулся в Одессу, и я тоже оказался нужен «Черноморцу». Мы были в очень хороших отношениях с Виктором Евгеньевичем, и я с удовольствием воспринял приглашение, тем более, семья уже жила в Одессе.

— Ваш дебютный 85-й год был неоднозначным для «Черноморца». Яркие матчи чередовались с неудачными…

— Мы не очень хорошо начали, было много новых исполнителей, а команда нуждается в игровых связках, взаимопонимании. Было становление коллектива. Но под конец года мы набрали обороты, не вспоминая о еврокубковых матчах, довольно легко прошли переходный турнир.

— Той осенью вы чередовали очень достойные матчи в еврокубках с поражением 0:6 от «Спартака»…

— А вот недавно в Бундеслиге «Бавария» проиграла «Вердеру» 2:5, уступая по ходу матча 0:5. По качеству игры мы не уступали тогда «Спартаку», но нападающие не выполнили свою основную функцию, а москвичи, как сейчас помню, забили шесть голов, нанеся 7 ударов по нашим воротам. Это был не наш день, но с качеством игры все было в порядке.

Мы летали, как на крыльях

— Насколько волнительно было сыграть с «Вердером», ведь в команде мало у кого был еврокубковый опыт…

— Почти что не было этого опыта, только Вадик Плоскина участвовал в Кубке УЕФА еще в середине 70-х. Конечно, нервничали, раньше ведь мы защищали не только честь клуба, но и страны. Волнение было, но, как всегда, после свистка судьи не смотришь ни на что, весь включаешься в игру.

Вообще, у нас появилась уверенность после первой игры, когда мы выиграли дома. Мы почувствовали, что можем пройти «Вердер». И болельщикам нужно отдать должное, они все 90 минут нас поддерживали, и мы летали, как на крыльях.

— Как Виктор Прокопенко настраивал на те матчи?

— Он был большой психолог. Беседовал индивидуально с каждым, плюс командная установка. Делал это ненавязчиво, но доходчиво. Можно говорить на установках, знаете, «за Сталина, за Родину», но эффекта это не даст. Он же делал это культурно, дипломатично, к каждому у него был свой подход. Двадцать с лишним характеров в команде — очень сложно всех настроить одними словами.

— В чем была главная сила того «Черноморца»?

— Футболисты были, но главное то, что Виктор Евгеньевич умел подбирать индивидуально сильных игроков, которые к тому же тяготели к коллективным действиям. Он не брал пачками футболистов, селекция была точечной, некоторые отсеивались. В основном, он попадал в самое яблочко. Постепенно вводил ребят в состав, чтобы привыкали к коллективу.

Прокопенко не пересматривал свои взгляды

— Когда вы вернулись в «Черноморец» в 90-м году, снова на подходе был удачный период. Чем отличался этот «Черноморец» от команды середины 80-х?

— Только по фамилиям. По игре ничего не изменилось. Прокопенко не пересматривал свои взгляды на футбол. Поэтому, как в 85-м мы играли в атакующий агрессивный футбол, несмотря на силу соперников, также и в 91-м, когда мы едва не выиграли «бронзу» чемпионата СССР. Наверное, удачи нам не хватило в том последнем первенстве Союза. Чего Прокопенко не хватало в «Роторе», чтобы стать чемпионом России? Не везло. Всегда чуть-чуть не хватало.

— В тот отрезок карьеры вы вновь сыграли в еврокубках…

— Мы могли пройти в 90-м году «Монако». У Арсена Венгера тогда была хорошая команда среднего европейского уровня, но ничего сверхъестественного. «Черноморец» имел хороший шанс пройти дальше, но опять-таки не использовал свои моменты. Может быть, мы не были готовы к такому уровню.

— Каждая команда союзной высшей лиги обладала своим колоритом, что особенного было в «Черноморце»?

— В профессиональном плане, тогда я об этом не думал. Есть тренер, он дает задание на тренировку, на игру, а моя задача — постараться как можно лучше выполнить все это. А глядя, как болельщик… Конечно, южный город, южная команда. Мы играли в, можно сказать, эмоциональный футбол. Смотрел недавно матч «Черноморца» с киевским «Динамо» и не увидел в глазах «моряков» искры в глазах, желания играть. Этого не хватает сейчас, а у нас даже на тренировках было огромное желание, не говоря об играх. Прокопенко вообще был молодец, он очень грамотно сочетал кнут и пряник. В каких-то моментах давал нам расслабиться, закрывал на многое глаза, но когда нужно, поступал жестко. В психологическом плане для меня это тренер номер один.

Хотя мне посчастливилось поработать со многими специалистами экстракласса. В «Нистру» с Алескеровым, в Киеве с Морозовым и Лобановским, в «Таврии» с Коньковым. Я многое у них почерпнул, но Прокопенко и Алескеров особенно отложились в моей душе. С Ахмедом Лятифовичем и по сей день поддерживаем отношения. Опытнейший и отличный специалист.

В другом деле себя не вижу

— После развала Союза вам довелось поездить по зарубежным странам. Где больше всего понравилось?

— В спортивном плане понравилось в Швеции, а в бытовом проблем не было нигде. В Швеции спорт и футбол на хорошем уровне. Провел там два года, выступал за два разных клуба. Предлагали остаться, но решили вернуться в интересах семьи, потому что ребенок уже начал забывать русский. Дочка отходила там первый класс и почти уже разговаривала на шведском. Мы тоже с женой учили язык, могли немного пообщаться. Уровень жизни там, конечно, на высоком уровне, мне многие потом говорили, что нужно было остаться. Но я тогда не думал об этом. Кто же знал, что наша Украина вот так будет жить… С этими революциями и так далее. Как там говорится, врагу не пожелаешь жить в эпоху перемен.

— Чем сейчас занимаетесь?

— Воспитываем потихоньку подрастающее поколение. Под опекой фирмы «Монолит» у нас работает дневная школа «Олимпик» в Ильичевске, также работает интернат и ветеранская команда под тем же названием. Участвуем в первенстве Одессы. Работы хватает. Без футбола себя не представляю и в другом деле себя не вижу. Любимое дело, которому отдал все свои годы.

— Чего не хватает детско-юношескому футболу нашего региона, чтобы подготовить новых Цымбаларя, Никифорова и т. д…

— Отношения государства, прежде всего. Хорошо, что есть такие люди, как наш директор «Монолита», который вкладывает свои деньги в детей, не получая при этом никакой поддержки от государства. Если бы побольше было энтузиастов, просто любящих это дело. Чтобы детей оторвать от наркомании, компьютеров, чтобы они были здоровыми.

Инфраструктура сейчас очень слабая, полей нет, а где заниматься? На асфальте? В наше время поля были не очень хорошего качества, но все-таки где-то там трава была. Если есть в Одессе какие-то поля сейчас, то все платное. Родители с маленькой зарплатой, я не беру богатых людей, в основном-то, народ у нас бедствует. А все за счет родителей: мячи, форма, поездки.

— Талантливый мальчик из бедной семьи футболистов не станет?

— Разве что сыграет фактор везения. У меня знакомые в Севастополе, у матери трое детей, младший мальчик очень талантлив. Тренер буквально забрал его к себе, кормил, воспитывал, деньги давал. И вот сейчас он играет на очень хорошем уровне, и за ним многие школы охотятся.

Фото — www.football.odessa.ua