Дмитрий Безрук: «Поддержку истинных болельщиков команда чувствует» (часть 2)

Дмитрий Безрук: «Поддержку истинных болельщиков команда чувствует» (часть 2)

Мы продолжаем серию интервью с игроками, представляющими «Черноморец» в Премьер-лиге. Наш собеседник — девятнадцатилетний голкипер Дмитрий Безрук, потомственный вратарь. Он рассказал, на какой позиции начинал карьеру, вспомнил о первом тренере, о том, как поначалу даже не доставал до перекладины. О своих успехах и неудачах в ДЮФЛ. О последствиях опоздания на первую тренировку с главной командой «Черноморца». О том, как помог сборной Украины пробиться на Евро-2013, а потом оказался не у дел. О дебюте во взрослом футболе против «Зари», тренировках Александра Лавренцова и нынешних настроениях в команде.

«В СБОРНОЙ СОБРАЛСЯ ОТЛИЧНЫЙ КОЛЛЕКТИВ»

— Помнишь момент, когда впервые получил приглашение в сборную?

— В 2012 году тренеры сообщили мне, что наставник тогдашней U-16, Александр Головко, рассматривает мою кандидатуру. Я особо не надеялся, но через неделю пришел вызов.

Собрался, поехал на учебно-тренировочные сборы в Крым. В первый раз боялся сделать «шаг влево, шаг вправо», все-таки сборная. Отмечу, что коллектив подобрался очень добротный. Со всеми установились хорошие отношения: с ребятами, с тренерами, с персоналом. Вначале меня немного подкалывали, но, думаю, что через это все проходили.

— Твой дебют в официальной игре случился на Мемориале Банникова в 2012-м?

— Да, мы победили в группе Турцию (3:1) и Чехию (3:2). На третий матч против Словакии место в воротах доверили мне. Я провел его полностью, был очень рад, что мы не только победили (3:0), но и, в отличие от первых игр, не пропустили. В финале с Россией тренеры снова выпустили меня. Основное время закончили по нулям, а на серию пенальти решили выпустить ВадимаСолдатенко.

— Спустя два года Луи ван Гал повторил подобное в четвертьфинале чемпионата мира в Бразилии (и победил). У вас эта замена тоже была заранее запланирована?

— Нет, изначально не было такой установки. Я думаю, что провел очень приличный матч в финале. Не ожидал, что меня заменят. Было очень обидно. Разумеется, это решение тренера. Он посчитал, что так будет лучше, мы действительно выиграли по пенальти — 4:3, но было обидно.

— Насколько я помню, через год у тебя была похожая ситуация в сборной?

— Да, в 2013 мы играли намеждународном турнире Вацлава Ежика в Яблонце. Я вышел против Венгрии (0:1), не сыграл с Турцией (3:1), а в финале отыграл против хозяев турнира — чехов (2:2). В конце встречи меня снова хотели менять, но я попросил, чтобы дали шанс, и помог завоевать трофей, выиграв серию пенальти.

«РЕБЯТА, ТОЛЬКО В СТВОР НЕ ПОПАДИТЕ»

— Это были еще только «цветочки». В сезоне 2012−2013 тебя вызвали на отборочные игры к Евро-2013.

— На предварительном этапе я провел две встречи. Мы квалифицировались в элитный раунд отбора, который проходил в Германии. Разгромили Эстонию (5:1), но неожиданно оступились с Болгарией (0:0). И представьте — решающий матч (в котором нам нужна только победа) против хозяев турнира немцев, обыгравших без проблем болгар (5:2) и эстонцев (6:0).

— Та Германия была довольно грозной командой. В 2009-м они становились чемпионами по своему возрасту, а в 2011-м и 2012-м добирались до финала крупных международных турниров.

— Вот именно. Так у нас еще и защитника удалили на 29-й минуте. В общем, напряжение запредельное. Даже на скамейке запасных, где я просидел первые две игры и начинал эту.

— А потом у Солдатенко случилась травма?

— На 34-й минуте немецкий нападающий вышел одни на один, а наш защитник толкнул его в спину. Падая, форвард попал ногой в пах вратарю. Я к тому моменту даже толком не размялся, понимал, что шансов выйти практически нет. Сидел в разминочных шортах и футболке, даже не переодевался. И тут Александр Головко ко мне поворачивается, показывает: «Готовься выходить». У меня мгновенно пульс подскочил просто куда-то «в космос». Так нервничал, думал, что не дойду до боковой линии. Тренер сказал: «Не переживай, ты все умеешь, все знаешь. Вперед». Выхожу, а соперник как раз должен исполнить стандарт за фол, который случился на линии штрафной. У меня в глазах все «плывет», «ничего не вижу», в голове одна мысль: «Ребята, только не попадите в створ». Стадион небольшой, но переполненный. Около семи тысяч человек болеют за своих, кричат. Думал, с ума сойду от напряжения. Очень тяжело было. Но пару раз выручил и потихоньку влился в игру, а на 77-й минуте мы в меньшинстве забили. Они побежали отыгрываться. Несколько раз нам просто повезло. Они били в упор, попадая мне в ноги, в лицо.

— Я думаю, это не только их ошибки, неиспользованные моменты, но и то, что ты правильно выбирал позицию.

— В общем, на морально-волевых победили — 1:0, обойдя их на одно очко (Украина — 7, Германия — 6, Болгария — 4, Эстония — 0).

— Тогда Александр Головко заметил: «Даже не могу сказать, насколько горд за своих подопечных. Мы постарались сбить темп, добились победы в меньшинстве. Это невероятно. Будем готовиться к финальному раунду. Не собираемся просто отбывать номер. У нас высокие цели». Странно, по сути, ты принес Украине путевку в Словакию, но поехав со сборной, ни разу не вышел там на поле.

— В первом матче группового этапа мы проиграли России — 0:3. Я подошел к Александру Борисовичу в тот вечер и спросил: «У меня есть шансы сыграть против Италии?» Он сказал: «Посмотрим». Хорошо, посмотрим. Следующий тур — я в запасе. Бека Вачиберадзе вывел нас вперед на 61-й минуте, но соперники сравняли на 75-й, а в компенсированное время вырвали победу — 2:1. Думаю, ну, может, против Хорватии дадут сыграть. Объявляют состав — меня в «старте» опять нет. С хорватами, кстати, мы вели, но снова проиграли — 1:2. Причины, по которым меня не ставили, я не знаю по сегодняшний день.

— По твоим ощущениям, Украина тогда могла сыграть лучше или соперники были объективно сильней (Россия — 5, Италия — 5, Хорватия — 5, Украина — 0 очков)?

— 100 процентов могли показать лучший результат. С россиянами создали массу моментов, не реализовали, «получили». И с другими примерно такая же ситуация. Подходов много, а реализация подвела.

— Кстати, как у тебя складывались отношения с Солдатенко?

— Очень хорошо. У нас никогда не было такого, что мы «червим» друг другу. Пожалуй, абсолютно со всеми установились хорошие отношения — на сборах, играх и вне сборной.

— Александр Головко спокойный тренер или эмоциональный?

— По характеру это очень спокойный человек. Очень. Я даже не представляю, что нужно сделать, чтобы его вывести из себя. Но при этом, очень строгий — дисциплина у нас на высоком уровне. И он за команду стоит горой, что неоднократно все видели и слышали.

«НЕ ЗНАЮ, ПОЧЕМУ ПЕРЕСТАЛИ ВЫЗЫВАТЬ В СБОРНУЮ»

— Если я пропущу какие-то матчи — поправишь. В сезоне-2013/14 ты играл на турнире Вацлава Ежика, о чем мы говорили выше. Также провел полный товарищеский матч против Италии U-18 (2:1). В марте 2014-го помог сборной завоевать Кубок Федераций в Риге.

— Тогда в полуфинале против Азербайджана я отбил пенальти на 66-й минуте при счете 2:0. Мы победили — 3:1, но в финале против Латвии отыграл Солдатенко. Мы выиграли с таким же счетом — 3:1.

— В сентябре 2014 ты стал бронзовым призером на «Мемориале Стефана Вилотича» в Сербии?

— Я вышел на второй тайм против Франции (2:1), сыграл против Сербии (0:1) и против Венгрии за третье место (5:2).

— В общем, активно вызывался в сборную, но уже больше года тренеры предпочитают тебе Олега Мозиля из «Карпат». У вас был конфликт с Головко? Просто странно выглядит — ты уже играешь за первую команду в Премьер-лиге, а Солдатенко и Мозиль даже за дубль не всегда выходят.

— Могу сказать, что никаких конфликтов не было. Александр Борисович обычно вызывает перед игрой ребят, чтобы узнать, как они себя чувствуют, пообщаться. Кстати, в сборной работает психолог, который помогает тренеру определить насколько игрок психологически готов. В общем, спрашивает меня коуч: «Как дела, как в клубе?» Я говорю: «Все нормально», и спросил, почему так мало играю в сборной. Он ответил: «Не переживай, Дима. Мы тебе доверяем, будем давать игровое время». Но игрового времени больше не стало, а позже и вызывать перестали. Может я что-то не так сказал? Но уверяю, что никогда не допускал со своей стороны грубости в общении.

— Без тебя сборная U-19 провела отборочные матчи к Евро 2015, очень слабо выступив в финальной части. Последнее место в довольно простой группе (Греция — 0:2, Франция — 1:3, Австрия — 1:1) неудовлетворительный результат. Через полгода тебе исполняется двадцать лет, теперь, если вызовут, то уже в молодежную сборную?

— Если вызовут, то да. Пока тренеры не связывались с клубом, насколько я знаю. Не зацикливаюсь на этом. Если заслужу своей игрой, наставники сборной, думаю, заметят.

«ДЕБЮТ В ОСНОВЕ? ВЫХОДИЛ КАК В ТУМАНЕ»

— Вернемся к «Черноморцу». Твой дебют во взрослом футболе. После удаления Евгения Боровика во Львове, ты сразу понял, что будешь играть с «Зарей» или только потом осознал?

— Когда случилось удаление, на скамейке рядом со мной сидел Саша Калитов. Он толкнул меня в бок: «Ну что, Димас — „Заря“ твоя?». Я сначала даже не услышал его. Уже готовлюсь переодеваться, идти на замену. Саня говорит: «Ша, успокойся. Замен больше нет». Только когда сели в автобус, я начал понимать, что действительно играю в Одессе с луганчанами.

— Как морально готовился?

— Папа сказал: «Ты главное не переживай, все будет хорошо». Основной задачей было волнение убрать. Я думаю, что психологически был готов. Давно хотел дебютировать, но не было возможности. А тут такой шанс, когда надо «брать быка за рога»: либо я играю на максимуме, либо играю плохо — и до свиданья, опять сидим. Команда очень помогла. Не было подколов, морально подготавливали меня к игре: «Не переживай, выйдешь, отыграешь. Даже не думай, с кем играем, какой будет результат. Выходи и показывай, что умеешь».

— Подспорьем тебе было и то, что дебют случился дома. Ты довольно прилично отыграл, отбил два удара Малиновского, перевел в перекладину расстрел Сивакова в упор, заблокировал два выхода один на один. А что внутри творилось до, во время и после игры?

— Стоя в подтрибунном помещении, думаешь, что в двадцати метрах от тебя поле и дебют за первую команду. Очень переживал, ноги подкашивались, «туман в глазах». Согласен с вами, что ТАКОЙ матч легче сыграть дома. Для меня было важно почувствовать первый мяч. Когда я парировал удар Малиновского, ко мне подошел Хочолава и спросил: «Ну как ты?» Я говорю: «Нет, Давид, еще не отпустило». И, наверное, только минуте к 70-й я немного успокоился. А так «колотило», конечно.

— Что после игры сказали партнеры и тренеры?

— Ребята похвалили, тренеры пожали руку, сказали, что молодец. Я думаю, дебют мне удался. На следующий день, к большому удивлению, узнал, что попал в сборную тура. Было очень приятно.

— Родители, наверное, остались довольны?

— Ну, конечно. Папа был очень рад, хотя он всегда строго судит мою игру. Ему всегда «недостаточно хорошо». Это можно понять, он хочет, чтобы я рос, да я и сам хочу прогрессировать

— Два следующих матча ты провел на ноль. В 1/16 Кубка против «Мира» (2:0) и в чемпионате с «Александрией». Уже был спокойней?

— На Кубке да, а в Александрии было сложно. Одно дело, когда тебя поддерживает родной стадион, другое — когда «давят» чужие фанаты. Одесских болельщиков тоже слышно на выезде, но все-таки не так хорошо как дома.

— У тебя была травма руки. Быстро восстановился?

— Получилось, что мы с нападающим пошли на нейтральный мяч. Я постелился, вставляя руку, а он в этот момент бил. Один палец мне сломал, а второй пришлось вправлять. Восстановился, к счастью, достаточно быстро. Даже не накладывали гипс или лангетку. Потихоньку закачивал пальцы и вернулся в строй.

«НАДЕЮСЬ, НАЧНЕМ ПОБЕЖДАТЬ УЖЕ В БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ»

— Кстати, а как тебе тренировки Александра Лавренцова? Какой у него стиль работы?

— Мне очень нравится подход Александра Сергеевича. Он хорошо нагружает, но без «загона». Делает упор на том, что реально требуется вратарю в игре: прием, работа рук, работа ног, ввод мяча. Конечно, бывают и силовые тренировки, когда нужно «продышаться», куда же без этого. Но нет такого, что мы всю неделю мучаемся, корячимся. У него профессиональный подход к тренировкам.

— Бывает, что «уползаете» после занятий?

— Когда силовая тренировка, то, конечно, а на рабочих просто чувствуешь нагрузку и усталость.

— За кем из топ-вратарей следишь? Тренер акцентирует на ком-то внимание?

— Мы обсуждаем игру ведущих мировых голкиперов, стараясь почерпнуть лучшее. Многим нравится игра на публику Нойера, но мне больше импонирует манера Джо Харта. У него столько самоотверженности. Харт бросается под мячи, убивается, и видно, что получает большой кайф от такой игры.

— Какие у тебя сильные стороны, а какие нужно подтягивать?

— В моем возрасте развивать нужно все. Но, наверное, нужно подтянуть игру ногами, на выходах и расстрел в упор. Я не боюсь, что попадут мячом, просто еще иногда на тренировках срабатывает инстинкт, страхуешь себя. В игре такого нет. С той же «Зарей» не отворачивался.

— Ты долго вспоминаешь после игр ход поединка или легко засыпаешь?

— После «Зари» я сумел уснуть только к половине пятого утра. Столько мыслей. Почему пропустил и т. д. Всегда сам анализирую свою игру, и с папой, бывает, обсуждаем. На следующий день разбираем с Александром Лавренцовым.

— Как ты думаешь, почему «Черноморец» показывает такую нестабильную игру? Как это видится изнутри коллектива?

— Могу сказать, что внутри коллектива атмосфера хорошая. На тренировках все отлично — бьем, забиваем. На игру выходим… честно, я не знаю, что происходит. Да, молодые, но с тем же «Динамо» хорошо играли, чуть-чуть не хватило. С «Днепром» как удачно все складывалось. Надо выиграть, сломать психологический барьер, а потом легче пойдет.

— Настоящие болельщики расстроены текущими результатами, но продолжают верить в «Черноморец». Что бы ты мог им сказать?

— Поддержку истинных болельщиков команда чувствует. Лично я очень благодарен за их теплое и позитивное отношение ко мне. Мы будем побеждать, надеюсь, уже в ближайшее время.

Фото — ffu.org.ua, lanzheron.com, football.ua