Сергей Павленко: «Этот город достоин борьбы за 1-е место»

Сергей Павленко: «Этот город достоин борьбы за 1-е место»

Талантливый футболист Сергей Павленко из-за травм не смог раскрыться в нескольких командах высшей лиги, в число которых входит и одесский «Черноморец». Тем не менее, Сергею Михайловичу есть что вспомнить — в полностью бронзовом для Одессы 74-м году Павленко вместе с дублем «Черноморца» занял третье место в соответствующем чемпионате страны, а чуть позже он стал одним из лидеров одесского СКА. Также воспитанник киевского «Динамо» поиграл в высшей лиге за минское «Динамо», «Днепр», «Нефтчи», в первой лиге за харьковский «Металлист».

— Начинал свой путь я в школе киевского «Динамо», — рассказывает Сергей Михайлович, — под руководством тренеров Леонидова и Голубева. Не могу назвать много товарищей по команде, добившихся потом серьезных успехов, только упомяну Сергея Морозова, ставшего чемпионом СССР в луганской «Заре», а сейчас работающего тренером. Следующий за нами 52-й год был сильнее — он подарил нашему футболу Блохина, Зуева и многих других.

В детском футболе я играл в нападении, а когда оказался в дубле «Динамо», то Михаил Коман перевел меня на позицию опорного полузащитника. В дубле у нас был отличный состав — Веремеев, Онищенко и т. д. Мы стали чемпионами Союза среди дублирующих составов. Пробиться в основу было, конечно, непросто. Впрочем, пару игр за основной состав я все-таки провел в 70-м году, когда многие ведущие игроки уехали на чемпионат мира в Мексику.

— В 20 лет вы решили попробовать свои силы в других городах…

— Да, я переехал в Харьков. Тогда в «Динамо» пришли такие футболисты, как Колотов, Решко, Фоменко, в общем, оказаться в основе стало еще труднее, и я перешел в «Металлист», который возглавлял Виктор Каневский. В Харькове тогда тоже была приличная команда, хотя и в первой лиге. У нас играли Юрий Ванкевич, отличный защитник, тоже из Киева, Валерий Бокатов, игравший в «Черноморце» и московском «Спартаке», Владимир Чаплыгин, перешедший из одесского СКА, Виктор Аристов, Виталий Коберский из минского «Динамо». В общем, мы играли неплохо, но потом меня пригласили в Минск и я, конечно, выбрал продолжение карьеры в высшей лиге. Минское «Динамо» было отличной командой, но мне не повезло. В самом начале сезона перед кубковой игрой в Кемерово на тренировке я сломал ногу. Восстанавливался долго, сыграл только последний матч сезона против «Зари», которая тогда уже обеспечила себе чемпионство. Порадовался за Морозова и Онищенко, игравших в Ворошиловграде.

А в Минске на следующий сезон не остался. У меня был конфликт с начальником команды, и мне сказали: «Отдавай квартиру и езжай куда хочешь». Я вернулся в Киев и играл там по выходным на «Динамо» вместе с Сабо, Серебрянниковым и другими. Виктор Петрович Серебрянников тогда как раз закончил играть, а затем ему предложили возглавить сумской «Фрунзенец». У меня были с ним приятельские отношения и я вместе с еще несколькими киевлянами поехал в Сумы. Провел там один сезон, после чего меня и пригласили в Одессу.

— «Черноморец» тогда как раз вышел в высшую лигу и состав был серьезно укреплен…

— Да, меня в числе многих пригласил Ахмед Алескеров, укрепляя только вышедшую в высшую лигу команду. Пришли новые люди: Вова Макаров, Владимир Дзюба из Винницы, Владимир Григорьев из «Таврии», состав был очень сильный.

— Вы могли ожидать результата, которого тогда достиг «Черноморец»?

— В это никто не верил, но в городе очень любили футбол, и черноморское пароходство оказывало сильное внимание команде. В финансовом плане мы были на достаточно твердых позициях в Советском Союзе. О чем говорить, если ЧМП давало четвертую часть валютного дохода государства, как вы думаете, можно было к команде относиться нормально? В Одессе любили футбол. Одесских болельщиков можно сравнить только со львовскими, я имею в виду их преданность.

Что касается моего участия, то я больше играл за дубль. У меня опять случилась травма перед кубковой игрой в самом начале сезона с «Нистру». Разрыв связок, два месяца лечился, а потом состав уже был сыгранным, а в центре обороны (а я тогда уже был центральным защитником) великолепно действовали Лещук и Фейдман.

У нас был очень сильный дубль, практически в главной команде играло 12−13 человек, все остальные были «под основой», но мы были готовы в любой момент выйти и в матче высшей лиги. Ну, а наш дубль тогда тоже выиграл «бронзу».

На следующий год я покинул «Черноморец». У меня было недопонимание с главным тренером команды Ахмедом Алескеровым, под руководством которого я, по иронии судьбы, заканчивал играть в футбол. В общем, возник конфликт, и мне предложили вернуться в Сумы. Тогда с заявками было сложно, нельзя было играть круг за один клуб, круг за другой. Поэтому я доиграл в Сумах, потом думал вернуться в Киев, но неожиданно предложили поиграть в Одессе, но уже в СКА.

— Но с призывом в армию это не было связано?

— Да, отслужил я еще в киевском «Динамо», а в Минске дослужился до младшего лейтенанта. В связи с этим, в общем-то, получился интересный случай, даже уникальный. Генерал Кириллов сказал, что в офицерском составе мест нет и меня сделали прапорщиком. Потом, через несколько лет, когда я пришел в военкомат, там целый консилиум собрался, чтобы решить мой вопрос.

Что касается СКА, то команда была великолепная, у нас был отличный подбор игроков, прекрасный тренерский состав, на сборах мы легко обыгрывали всех. Сборы, как правило, проводили в Севастополе, и там постоянно обыгрывали «Таврию», многие команды высшей лиги. У нас играли братья Малые, ныне покойный Иваненко, в воротах стоял Нефедов, потом пришел и Нечаев. В 77-м мы добились права выхода в первую лигу, обыграв футболистов из Семипалатинска.

— Болельщики ОДО тогда оживились?

— Они серьезно оживились. Когда мы играли на Кубок СССР с «Днепром» был полный стадион. Так называемые «мабутовцы», то есть, болельщики СКА, которые плохо относились к «Черноморцу», тогда воспряли духом и игра нашей команды способствовала этому. «Днепр» мы тогда обыграли и вышли в четвертьфинал Кубка СССР, но там уступили «Нефтчи». Но и выход в такую стадию турнира для нас был достижением.

Правда, моя карьера в СКА после этого закончилась, в самолете на обратном пути из Баку меня отчислили. Из меня сделали изгоя, обвинили в разных неприятных вещах, которые я не совершал и могу в этом поклясться. Я пытался доказать некоторым людям, что нельзя так относиться к футболу, но все едва не закончилось моей дисквалификацией. А потом меня позвали в «Днепр», где играли мои хорошие друзья Трошкин и Матвиенко. Через неделю я уже был в Днепропетровске.

— А это было повышением в классе…

— «Днепр» тогда играл в высшей лиге. У команды была хорошая материальная база, отличный подбор игроков. Тем не менее, мы вскоре вылетели, основной причиной чего я назову приход знаменитого тренера Йожефа Сабо. Он тогда только начинал свою тренерскую деятельность, еще не перестроился после игровой карьеры и очень хотел всем привить свои взгляды на жизнь. Обстановка в коллективе быстро стала ненормальной, ну, а потом «Днепр» вылетел.

— В чем заключались проблемы Йожефа Йожефовича как тренера?

— Сабо был великолепным футболистом, одним из лучших в Союзе. Но в то же время он совершенно некоммуникабельный человек.

— Следующим этапом вашей карьеры стал нахичеванский «Араз».

— После «Днепра» я практически закончил карьеру, но меня и еще двух одесситов — Полищука и Сапожникова — позвали в Нахичевань. Это родной город Гейдара Алиева и в нем тогда только создали команду. Тренером был хорошо знакомый нам Ахмед Алескеров. Команду он сделал, естественно, хорошую, мы были лидерами после первого круга, опережали «Гурию» из Ланчхути. А потом так получилось, что возникли проблемы у главной команды республики — «Нефтчи» (Баку). Алескерова перевели в Баку, он туда забрал меня и Сапожникова, так что, второй круг мы доигрывали в высшей лиге. Мы помогли команде остаться в «вышке», я считаю, во многом это была заслуга Алескерова и нас.

Следующий сезон я снова начал в «Нефтчи», но потом решил заканчивать с футболом. В Азербайджане русскому человеку жить непросто. Вернулся в Одессу, потом еще немного играл за местное «Динамо» в КФК, но это было уже в большей степени хобби.

— Сергей Михайлович, назовите наиболее запомнившиеся сезоны и матчи в вашей карьере?

— 77-й год в одесском СКА. Это действительно был самый впечатляющий сезон, когда мы выходили и обыгрывали кого угодно. Хотя в моей карьере были и команды высшей лиги, но самое яркое впечатление оставил СКА. Матч, наверное, назову тоже из того времени — против «Днепра» на Кубок СССР, когда мы выиграли 2:1, а также игра в Семипалатинске, когда мы выходили в первую лигу.

— Чем сейчас занимаетесь?

— Я работаю в государственной таможенной службе Украины. Футбол не забросил, вот скоро выезжаем на первенство таможенной службы в Крым. Играю и с ветеранами одесского футбола.

— Следите за «Черноморцем», ваше мнение о выступлениях команды в последние годы?

— Конечно, слежу и очень переживаю за «моряков». У меня хорошие доверительные отношения с тренером «Черноморца» Семеном Иосифовичем Альтманом, мы выросли практически в одном районе Киева. Сейчас у команды есть немного непонятный спад, но я думаю, что они станут на свое место. Наша команда должна играть на самом высоком уровне, а этот город достоин того, чтобы «Черноморец» боролся не за 3−4-е, а за 1-е место.