Виталий Колесниченко: «Черноморец» должен вернуться на достойный уровень

Виталий Колесниченко: «Черноморец» должен вернуться на достойный уровень

Капитан, лидер, один из символов «Черноморца» середины 90-х — начала 2000-х годов. Рекордсмен клуба по количеству проведенных игр в чемпионатах Украины и просто очень позитивный человек — Виталий Колесниченко. За девять лет в основном составе «моряков» он прошел с командой через все: два серебра Высшей лиги, два вылета из элиты, два возвращения, еврокубковые баталии. Ныне проживает в Германии, но при первой возможности старается приехать в родную Одессу. Нам удалось встретиться и пообщаться во время одного из таких визитов. Главная тема разговора — 20 лет с момента завоевания «Черноморцем» серебряных медалей чемпионата Украины 1995/96.

Досье — Виталий Витальевич КОЛЕСНИЧЕНКО (10 июня 1973)

Игровая карьера

1990−1991 «Черноморец» (дубль)

1992−1994 «Черноморец-2» 93 (14)

1994 С. К. Одесса 11 (4)

1994−2003 «Черноморец» 224 (16)

1999−2003 «Черноморец-2» 18 (5)

2003 «Жетысу» 14 (1)

2004 «Николаев» 21 (3)

2008-н.в. «Готтфридинг»

Тренерская карьера

2010-н.в. «Готтфридинг»

«ПОДАВАЛ МЯЧИ „РЕАЛУ“ В 1985 ГОДУ»

— Главной команде «Черноморца» вы отдали девять лет карьеры, а если приплюсовать сезоны в дубле «моряков», то и все тринадцать. В мировом футболе — редкость, когда игрок так верен одному клубу. С чем было связано Ваше постоянство?

— Кстати, в Германии, куда я потом все-таки переехал, у меня сложилось примерно так же. Я уже 11 лет работаю в «Готтфридинге». Если же говорить о том, почему я отдал столько лет «Черноморцу»… Во-первых, я одессит. Выступать за команду родного города перед глазами друзей и близких — мечта любого мальчишки. Во-вторых, у нас тогда собрался очень хороший коллектив, как по человеческим качествам, так и по футбольным. А еще, в конце 90-х у меня родился сын. Не хотелось куда-то уезжать, что-то менять, хотя предложения в тот период поступали.

— Если не секрет, от каких клубов?

— По большей части от украинских. Но, знаете, у меня обычно получалось, что я подписывал контракт на долгий срок. В те времена нормальной практикой было заключение соглашений с молодыми исполнителями лет на пять. Так что, «дергаться» куда-то было сложно. Но я даже рад (улыбается). В конечном итоге, это позволило стать рекордсменом «моряков» по числу игр в чемпионатах Украины (224 матчей)

— Насколько я знаю, Вы занимались в детстве не только футболом.

— Да, одновременно ходил с друзьями со двора в «Олимпиец» на легкую атлетику. Она очень помогла развить ловкость и быстроту.

— А в каком году Вы пришли в школу «Черноморца»?

— Когда мне было лет двенадцать, мой ЖЕКовский тренер отвел меня на тренировку. Это было в 1985 году. Как раз в том сезоне «Черноморец» пробился в Кубок УЕФА. Мне и моему другу Андрею Лозовскому (с которым мы вместе прошли все ступеньки: детская команда, дубль, основа, и до сих пор поддерживаем отношения) повезло подавать мячи на поединке одесситов против мадридского «Реала».

— Какие впечатления отложились в памяти одесского мальчишки от приезда Королевского клуба?

— Это были просто непередаваемые чувства. Мы пребывали в легком шоке от того, что рядом находятся мировые «звезды» того времени: Руди Феллер из «Вердера», Уго Санчес, Андони Субисаррета… Жаль, что тогда еще не практиковали выход футболистов на поле за руку с детьми. Это уже позже придумали. Кстати, приехавшие немецкие и испанские болельщики, дарили нам тогда жвачки и фотографии.

ИЗ ДУБЛЯ «ЧЕРНОМОРЦА» ПОПАЛ В ОСНОВУ ЧЕРЕЗ СКА

— Вы отыграли в дубле «Черноморца» с 1990 по 1994 год. Сейчас сложно представить, чтобы футболиста столько лет «мариновали» во второй команде. Почему Вас так долго не привлекали к основе?

— Я согласен, что сейчас намного быстрее происходит обновление в дублирующих составах. Год, максимум два, и тебя либо заигрывают в главной команде, либо прощаются. А я? Наверное, до поры просто не заслуживал. Вы же не забывайте, что в СССР был немного другой подход. Еще одна причина — Виктор Евгеньевич Прокопенко больше доверял опытным игрокам. Пожалуй, из молодых он подпускал к основе только четверку: Парфенов, Букель, Мочуляк, Романчук. Они действительно показывали зрелый футбол, выступали за сборную.

К слову, я дебютировал в основе еще при СССР. В ноябре 1991 года мы играли в Одессе первый матч 1/8 Кубка страны против донецкого «Шахтера», победив — 2:0. Я вышел на пару секунд, заменив в концовке Ивана Гецко. Успел только поприветствовать зрителей, и практически сразу же раздался финальный свисток. Такой вот дебют (улыбается). Но я благодарен Виктору Прокопенко, который взял меня тогда с основой на сборы в Венгрию. Команда была очень сильная. Заняла четвертое место в чемпионате Союза. Хотя, набрав одинаковое количество очков с «Торпедо», по дополнительным показателям должна была получить бронзу.

— В 1994 году вы решились на переход в стан принципиального соперника «Черноморца» — одесский СКА. 20-летнему парню захотелось перемен?

— Я почувствовал, что пришло время что-то менять в карьере. Тем более, и возраст уже обязывал. 20 лет — взрослый человек. Кроме того, в дубле платили копейки. Так, хватало разве что на «стакан сока» (улыбается). Разумеется, в СКА, который имел статус профессионального клуба, зарплаты были на уровень выше, чем в молодежном составе. «Армейцы» тогда пригласили меня, Лозовского, Козакевича и Василькива. Такая вот плеяда «моряков» (которая, кстати, потом вернулась в «Черноморец»). В те годы две одесские команды частенько обменивались игроками. Связь и взаимодействие между клубами были на хорошем уровне, что, на мой взгляд, давало результаты, помогая обоим коллективам держаться на плаву.

— Но в СКА вы пробыли всего четыре месяца.

— Я провел за СКА одиннадцать игр в чемпионате и сыграл в трех кубковых матчах.

Тогдашний президент «моряков», Григорий Биберлаг, хорошо ко мне относился, и поспособствовал моему возвращению. Помню, как тренеры «Черноморца» Прокопенко и Альтман несколько раз посещали наши игры. Например, в 1/16 Кубка Украины дома против запорожского «Металлурга». Я еще тогда умудрился пробить с пенальти в перекладину при счете — 0:0. В итоге сыграли 1:1, а в гостях уступили 1:2. Вскоре Леонид Буряк возглавил «черно-синих», предложив мне вернуться. Решение далось нелегко. Даже после беседы с Леонидом Иосифовичем на базе, склонялся к тому, чтобы остаться в СКА, но коуч все-таки нашел аргументы, переубедив меня.

— И, как оказалось, вернул не зря.

— Да, уже на следующий день я попал в заявку на матч против луганской «Зари», выйдя на замену на 30-й минуте. Дело в том, что Юре Смотричу разбили голову. И в целом, я считаю, что у меня получилась очень насыщенная карьера, настоящая, полноценная. Два серебра Высшей лиги, два серебра первого дивизиона, два вылета из элиты, два возвращения, участие в еврокубках.

«С ЕВРОКУБКАМИ КАК-ТО НЕ СКЛАДЫВАЛОСЬ»

— Кстати, с еврокубками у Вас как-то не задалось.

— Да уж. Получилось, что в сезоне 1994/95 «Черноморец» играл против «Грасхоппера» в Кубке Обладателей Кубков в сентябре, а я вернулся в команду на пару месяцев позже.

В следующем сезоне 1995/96 вышел в старте первого поединка 1/64 Кубка УЕФА против мальтийского «Хибернианса», но на 28-й минуте травмировался. Правда, на разборе игры Леонид Буряк ставил меня в пример: «Вот так надо выкладываться. Даже за эти 28 минут он отыграл очень полезно». В ответной игре я не вышел, пропустил и первый матч против «Видзева» в 1/32. Восстановился к ответной встрече в Польше. Вышел в старте, но, хотя травма меня не беспокоила, видимо, не был готов на 100%. Был вынужден замениться на 22-й минуте. После поражения в Одессе — 0:1, поляки нас очень прессовали. Плюс к этому, рефери был немного предвзят. В середине первого тайма их игрок смещался с центра поля во фланг. Юра Сак его сбил, получив прямую красную. Не знаю, он же не 1 на 1 убегал. Слишком суровое наказание, на мой взгляд. В конце первого овертайма Мусолитин получил вторую желтую. Ну, там понятно — схватил соперника, уже просто сил были на исходе.

— А потом была драматичная серия пенальти.

— И правильно говорят, что ты волнуешься намного больше, когда наблюдаешь за этим со скамейки. Леонид Иосифович рядом сидит: «Вот я вам дам, если вы сейчас проиграете» (улыбается). Получается, первая пятерка «отстрелялась» — счет 4:4. Олежка Суслов отразил пятый удар, а у нас не забил Дима Парфенов. Ну, бывает. Ему никто даже слова плохого не сказал потом. У нас в раздевалке царила хорошая атмосфера. Люди были стоящие. Потом Василькив забил шестую попытку, а седьмой удар пошел исполнять Юра Букель. Очень переживали — момент-то решающий, а он до этого пенальти в жизни не бил, но справился.

— Как Вам такое совпадение, что через 18 лет «Черноморец» в похожей манере обыграл «Скендербеу»?

— Да, действительно. Многое повторилось — размен домашними победами, нервная серия пенальти. И оба раза «моряков» выбивали из турнира французские команды. Я отыграл тогда против «Ланса» около получаса в Одессе (0:0) и минут двадцать в гостях (0:4). В сезоне 1996/97, за четыре еврокубковых поединка, я сыграл один тайм в Финляндии против ХИКа и один тайм в Румынии против «Национала».

О РАБОТЕ С ЛЕОНИДОМ БУРЯКОМ

— Какое у Вас сформировалось мнение о тренере Леониде Буряке за четыре сезона?

— Во-первых, Леонид Буряк — великий футболист, что даже не поддается сомнению. Если же говорить о тренерских успехах — футбольная общественность дважды отмечала его заслуги, признавая лучшим тренером Украины, после завоевания «Черноморцем» серебра чемпионата. И он доказал, что соответствует этому званию. Ведь после первого сезона наш состав существенно обновился, но мы вновь стали вице-чемпионами. Снова обыграли «Динамо», что, согласитесь, не просто. Немного жалею, что сам не смог принять участие в тех победах над киевлянами. Добавлю, что от тренировочного процесса мы получали огромное удовольствие. Все было на высшем уровне. Конечно, есть и неприятные воспоминания. Когда начались финансовые проблемы в клубе, дошло до того, что команда отказывалась выходить на тренировку. Это немного психологически «надломило» тренера. Наверное, отчасти он тоже был виноват в том, что контакт с игроками в какой-то момент был потерян.

— Леонид Буряк действительно говорил такую фразу: «Когда-нибудь на Колесниченко будет ходить целый стадион?»

— (улыбается) Да, такие слова звучали. Жаль, что я не в полной мере сумел оправдать этот аванс. Наверное, такая высокая оценка немного меня расслабила. Не скажу, что «заболел звездной болезнью», но когда молодые ребята «чувствуют вкус денег», иногда это сказывается негативно. Бывает, что ты снижаешь к себе требования. Признаюсь честно, через подобный период прошел и я.

«МЫ БЫЛИ ГОТОВЫ К ИГРЕ ПРОТИВ ЛЮБОГО СОПЕРНИКА»

— Давайте, все-таки, к основной теме нашей беседы. Если вас разбудить посреди ночи и сказать: «Серебро „Черноморца“ сезона 1995/96». Что сразу вспоминается?

— Сначала скажу за первое серебро, которое было немного «скомканным». «Днепр» с нами «бодался» долго, еще был ряд заморочек. Кстати, в том сезоне случился очень обидный и незаслуженный вылет из полуфинала Кубка Украины. Мы, в статусе действующего обладателя трофея, проиграли в Донецке «Шахтеру» — 0:1, а в Одессе должны были просто «выносить» их по игре. Но пропустили первыми, забили дуплетом во втором тайме, не сумев дожать. Выход в финал давал право на участие в еврокубках. Учитывая, что бронзовый призер чемпионата тогда никуда не попадал, пришлось отвоевывать второе место у более мощного в финансовом плане «Днепра».

— И все-таки, на Ваш взгляд, какая главная составляющая второго вице-чемпионства?

— После серебра 1994/95, мы, естественно, настраивались на большее. Даже речи не было, что тот успех — случайность. Команда сильно обновилась, состав стал более молодежным, но цель осталась прежней — самой высокой. И мы реально шли на золото. Если бы не поражение в Киеве от «Динамо», могли сократить отставание до трех очков за семь туров до финиша.

Вспоминается, что за два сезона мы никому не давали шансов в Одессе, ни разу не проиграв перед своими болельщиками (1994/95: 14−3-0, 1995/96: 15−2-0 — прим), не забудьте и двадцать голов Тимы Гусейнова. У нас была выстроена четкая тренерская система, благодаря которой мы были готовы к ЛЮБОЙ игре. Не было таких матчей, которые можно называть провальными. Уступить могли, но не провалиться. 0:3 от «Динамо» в гостях — наше единственное крупное поражение за тот период. Обидно, что за тур до той очной встречи мы потеряли очки дома против «Прикарпатья». Соперник доигрывал вдевятером, но закончили по нулям.

— А вообще, судейство сильно мешало? Или даже оно не могло остановить тот «Черноморец»?

— Скажем так, мы прочувствовали этот фактор. Особенно в концовке, когда стало понятно, что Одесса «наступает на пятки» Киеву. Помню важнейшую игру в Днепропетровске. Киевлянин Татулян попытался нас «тормознуть», но вскоре понял, что даже это не помогает. Тогда Виталик Скиш открыл счет со штрафного. Потом Перхун сбил Гусейнова — «железная» красная, которую нельзя было не показать. Во втором тайме Олег Суслов реализовал пенальти. Вот так мы «отцепили» одного из главных конкурентов. А за два тура до финиша гарантировали себе второе место, разгромив в Одессе «Кремень» — 6:1. Они в том сезоне прилично выступали, усилились игроками «Шахтера» — Матвеевым и Ателькиным. Помню, после игры Бибергал и Буряк сказали, что с такой молодежью (имелось ввиду — Юра Селезнев, Саша Козакевич, Руслан Василькив, Вова Мусолити, я), «Черноморец» может в дальнейшем рассчитывать на еще большие успехи. Но после этого начались финансовые проблемы. Мы еще держались в первом круге сезона 1996/97, хотя финишировав в итоге седьмыми, а потом и вовсе вылетели.

— Несмотря на эти проблемы, вы доказали, что главное — люди и мотивация, а уж потом финансы.

— Я не хочу осуждать нынешнее поколение молодых игроков. Но, ребята, какие бы у вас не были трудности — выходите и играйте, если вы преданы футболу. У вас же такой шанс показать себя. Как бы ни складывались обстоятельства, ты должен биться за свое имя, за свой коллектив. Телесненко, Никифоров, Цымбаларь — на поле они творили, а не думали о финансах или каких-то иных вещах. Тут многое зависит от личности.

О ЖИЗНИ В ГЕРМАНИИ И ФУТБОЛЬНЫХ УСПЕХАХ СЫНА

— Вы живете в Германии (с ноября 2004) уже почти двенадцать лет. Насколько тяжело было привыкнуть к чужой стране?

— Наверное, только лет через шесть — семь все вошло в более-менее нормальный ритм. А до этого, конечно, было тяжело перестроиться, привыкнуть к другой ментальности людей. Вот все уверены, что живя в Германии, ты просто отдыхаешь там. Это заблуждение. Работать, чтобы обеспечить семью, приходится много. Без профессии ничего не добьешься. Я тренирую любительскую команду «Готтфридинг», но это больше как хобби. Живем мы с семьей в Ландсхуте (столица бывшей нижней Баварии). Небольшой городок, типа нашого Ильичевска или Южного.

— Сын футболом увлекается?

— Данила (1998 г. р. — прим) играет на фланге защиты. Боец просто сумасшедший. «Высекает» тех немцев только так. Если не догоняет, катиться в подкат на любом покрытии, не бережет себя совершенно. Не знаю, откуда у него такая спортивная злость. Я более спокойный был. Удалялся все раз в карьере (причем, за вторую желтую). Видимо, он запомнил мои выступления в Германии на любительском уровне. Там более грубый футбол, и отношение к приезжим не самое теплое. Он это впитывал, впитывал, и теперь ругается с судьями, карточки получает. Но, думаю, в профессиональный футбол он не пойдет. Ему 18 лет, учится и одновременно работает. В Германии, чтобы стать профессиональным футболистом, нужно c детства обладать выдающимся талантом, чтобы скауты тебя заметили. Потом раскрыться здесь очень тяжело. Разве что, если повезет.

«ЖЕЛАЮ, ЧТОБЫ „ЧЕРНОМОРЕЦ“ ВЕРНУЛСЯ НА ДОСТОЙНЫЙ УРОВЕНЬ»

— Насколько часто Вы приезжаете домой в Одессу?

— Раньше получалось два раза в год. А сейчас стараемся в августе на пару недель приехать отдохнуть.

— Поддерживаете связь с бывшими партнерами?

— Конечно, общаюсь с очень многими. Но не буду сейчас всех перечислять, вдруг кого-то забуду, а они потом обидятся (улыбается).

— Многие болельщики с теплотой вспоминают о Вас. Можете обратиться к ним в год 80-летия «Черноморца» и 20-летия завоеванного серебра.

— Хочется пожелать настоящим болельщикам хорошего футбола. Естественно, здоровья, счастья, любви и позитива. Я слежу за выступлениями «моряков», читаю статистику, отчеты об играх. В клубе сейчас не осталось практически никого из тех, кто был при мне. Пожалуй, только Виктор Савин и дядя Вова Соколов.

Я до сих пор с благодарностью вспоминаю моего первого наставника — Валерия Мельника и тренера нашего дублирующего состава Виталия Менделевича Фейдмана. Это был человек, который в буквальном смысле жил футболом. Желаю болельщикам, чтобы они могли приходить на стадион и наслаждаться футболом в Одессе, чтобы им было на что посмотреть. Очень хочется, возвращения «Черноморца» на достойный уровень, и чтобы тренеры и игроки этому уровню соответствовали.