Олег Дулуб: «В футболе все решают люди с харизмой»

14 декабря 2017
Олег Дулуб:

Обозреватель «СЭ» побывал в гостях у главного тренера «Черноморца» накануне двух заключительных матчей осенней стадии чемпионата. И поэтому белорусский специалист куда охотнее вспоминал о прошлом и оценивал настоящее, чем делал прогнозы относительно в том числе и своего будущего в Украине.

«Ну, как вам моя холостяцкая обстановка?» — рулевой «моряков» встретил автора этих строк с улыбкой на лице и чайником в руках. Я бегло оценил минимализм съемной квартиры Дулуба в Одессе. На кухонном столе соседствовали ноутбук, два разлинеенных под футбольное поле блокнота и… Библия на английском языке.

Олег Анатольевич аккуратно поставил передо мной чашку чая, а себе налил кофе, без которого его день также неполноценен, как без футбола.

— К кофе пристрастился в Витебске, — заметил Дулуб, открывая коробку печенья. — Там я провел очень хороший период, работая под руководством Сергея Боровского — того самого тренера, при котором наша сборная обыграла в 1996-м голландцев. Сильнейший специалист по тактике — лучше его в Белоруссии, на мой взгляд, нет.

Так вот Боровский создал в тренерском штабе неповторимую творческую атмосферу: работали запоем, иногда просыпались в семь утра, а ложились — в три ночи. Подключались к порталу и работали, не глядя на часы. Ну, а как держать концентрацию, когда фонтанируешь идеями? Тут уж как-то не до еды. Остается только кофе.

Вот и за пару дней до недавнего матча с «Олимпиком» приехал домой очень уставшим после тренировки. Ну, думаю, лягу в восемь — посплю, чтобы восстановиться. А тут — бах! — открывается портал. Как пошло! Уснул в районе часа.

У меня так всегда: если идеи идут — нужно записывать, пока не кончатся.

***

— Насколько комфортно вы чувствуете себя в Одессе, где как в Бразилии каждый второй считает себя главным тренером местной команды и точно знает состав?

— Я даже не думал, что в Украине может быть такой разброс ментальностей. Во Львове люди строгие, степенные, иногда слегка хмурые, а Одесса… Здесь, наверное, даже убивают с улыбкой на лице. Но это метафора…

Говоря об адаптации нашего тренерского штаба, нужно отметить большую помощь Саши Грановского. Он не отпускал нас ни на секунду. Тренировка закончилась, Саша говорит: «Все, поехали ужинать». Отвозил в какие-то рыбные ресторанчики на берегу. Обжаренная тюлечка шла, словно семечки. Ешь, общаешься, смотришь на море и солнце — перезаряжаешься, приходят новые идеи.

— Перед тем самым матчем с «Олимпиком» вас вдохновил звонок одного из фанатов. Болельщик может вот так запросто набрать номер главного тренера?

— Так это же Одесса! (Улыбается). Знаете, когда вокруг команды пошли разные слухи, меня набрал этот Александр и сказал: «Анатольич, как бы ни сложилось — мы вас поддерживаем!».

Прошло время. На следующее утро после открывшегося накануне встречи с «Олимпиком» портала ехал на базу — полусонный, не отдохнувший, но с кучей идей! И тут звонок — Александр рассказывает трогательную историю про ушедшего из жизни после тяжелой болезни болельщика «Черноморца». Тут меня аж подбросило — сна ни в одном глазу.

Начал думать: когда рассказать команде — на предыгровой или прямо на установке? А потом пазл сложился. Собрались все вместе. Я пацанам говорю: «Ребята, я тут у вас в городе так — побелить-покрасить, а многим из вас оставаться, играть, жить в клубе с огромными традициями. Но для меня, как для иностранца, Одесса — это матрос в тельняшке, с гранатой и с автоматом. А моряки — открытые, смелые люди, которые идут в лобовую».

И тут же, к слову, рассказываю историю про звонок Александра. И о последних словах нашего болельщика: «Положите в мой гроб шарфик «Черноморца». А потом обращаюсь к команде: «Если это для вас не мотивация, не знаю, какие еще слова подобрать!»

Пацаны онемели. Тишина стояла звенящая. Легионеры, для которых я перевел, примерзли к стульям — глаза на выкате, не моргают. И это за день до игры! Свою речь закончил так: «Такие матчи играются сердцем: вот как оно вам подскажет — так и действуйте».

— Сработало?

— У Жени Зубейко было легкое повреждение. Перед самой игрой спрашиваю: «Ну что, как ты?» Отвечает: «Я готов, гранаты на месте» — «Ну, тогда в атаку! В бою температуру не меряют».

***

— Как оказалось, кроме гражданства у вас есть кое-что общее с Эдуардом Малофеевым. Вам тоже приходилось на установках цитировать Библию…

— Почему же нет, если она ложится в канву? Впервые это случилось, когда я тренировал «Крумкачи». Скромный маленький клуб, который вышел из второго дивизиона в первый и занимал там третье место снизу в тот момент, когда мне сделали предложение возглавить его. Мы постепенно поднимались наверх, и в последнем туре команду для прорыва в высшую лигу устраивала ничья в матче против «Днепра».

Стадион в центре Минска вмещал три тысячи, но свободных мест не было и еще примерно столько же стояло за сеткой — таким колоссальным был ажиотаж вокруг этого матча. Все болели за бедных и слабых, чтобы те утерли нос богатым. У нас — ребята, которые больше никому не нужны. А у них — все игроки, вылетавшие из вышки, с соответствующими зарплатами.

По уровню финансирования и традиций Могилев и Крумкачи — это Давид и Голиаф. И именно об этом я сказал своим подопечным на установке.

В Библии было сказано, что в Голиафе — воине от природы, было три метра роста. Еврейское войско просто стояло и смотрело на него, опасаясь подойти поближе. И тут впереди всех вышел пацан с рогаткой в руках и сказал: «Сейчас я разберусь». На него пытались надеть доспехи, но он сказал: «Зачем? У меня есть моя вера». Зарядил в пращу три камня и выстрелил. В броне Голиафа было только одно уязвимое место — лоб. Давид попал точнехонько туда и оглушил великана. А потом, взял свой меч и отсек Голиафу голову.

Напомнив эту историю игрокам, я резюмировал: «Да, нас устраивает ничья, но обороняться в такой ситуации нельзя, потому что они ждут от нас именно этого! Нет, они пропустят первыми, а затем мы добьем их же оружием — контратакой. Все так и получилось — 2:0. Первый мяч мы забили после домашней заготовки — с углового. Соперник раскрылся и сразу получил второй в результате стремительной контратаки. При этом, наша команда сыграла так, что у «Днепра» не было ни одного момента.

— То есть у вас есть некоторые заготовки под предматчевые установки?

— В основном полагаюсь на импровизацию. Перед матчем «Крумкачей» против «Динамо» поведал своим подопечным, как Кортес завоевал Мексику. Я, кстати, и в Одессе про это рассказывал — тут тоже легло в канву. Так вот у Кортеса было 10 кораблей и армия в 500 человек, которую составлял отъявленный сброд со всей Кубы, мечтающий разжиться золотом. Когда вся эта братия прибыла в Мексику, они узнали, что против них стоит полумиллионная армия. Соотношение — один к тысяче!

Разумеется, начался бунт — бродяги Кортеса хотели вернуться на Кубу. Что сделал конкистадор? Нашел парочку организаторов, казнил — и тут же приказал затопить девять оставшихся кораблей. А потом собрал своих вояк и сказал: «Вот на рейде стоит одно судно. Кто не хочет идти со мной за золотом, возвращайтесь на Кубу — я никого не держу!»

Ни один человек не шелохнулся. Тогда прямо на глазах своих оборванцев Кортес утопил десятый корабль. Поступок человека, знающего, что делать в критической ситуации.

— Но как удалось победить полумиллионную армию Монтесумы?

— Кортес и его окружение принялись объединять другие племена, которые воевали с ацтеками. Шаг за шагом, и, в конце концов, империя пала. Эта история подтверждает, что дело вовсе не в количестве, а в качестве. Люди, стоявшие на краю пропасти, не отчаялись, а продолжали действовать.

Минское «Динамо» мы тогда обыграли — 4:1. Игроки нашли резервы, о которых даже не подозревали.

***

— Странная история: до последних туров «Черноморец» оставался единственной командой второго эшелона, отнявшей очки у каждого их лидеров чемпионата — «Шахтера», «Динамо» и «Олимпика».

— В Одессе. в отличие от Львова, коллектив как-то сразу развернулся к тренерам. В чем, как мне кажется, есть прямая заслуга наших предшественников, которые подбирали очень правильных людей. Поэтому мы с наскока выиграли лобовой выездной матч у «Звезды», а потом не позволили обыграть себя «Шахтеру».

Однако притирка механизмов в коллективе только начиналась и, конечно, со временем всплыли какие-то моменты, когда, казалось бы, мелочи мешали нам добиваться результата.

Всегда говорил игрокам, что разница между взятием и не взятием ворот соперника нередко составляет всего полметра. Можно расставить футболистов по местам, но добегать эти самые 50 сантиметров должны они, а не тренеры. Что ж, все в мире движется по спирали: спад сменяется подъемом и так далее. Чем меньше падений — тем стабильнее команда. Но пока это не про нас. За два месяца игра не выстраивается, тут бы порядок в обороне навести. Натренировать атакующие действия в нашем деле — самое сложное.

С обороной все куда проще: привязал защитников друг к дружке, чтобы двигались параллельно и — уже есть польза. А чтобы давать креатив, нужно индивидуальное мастерство. Ну и, конечно, сплоченный коллектив. В этом плане важна любая мелочь — даже то, как команда реагирует на взятие ворот, как радуется голу!

— И чем же это важно?

— Приведу пример. Утром в день матча с «Олимпиком» ребята на разминке играли в «квадрат». Нервы оголены, напряжение — на пределе. Мамаду Ваг отдает кому-то неудобную передачу, слово за слово — микро-конфликт. Против Мамаду идет конкретная «заводка» со стороны партнеров. А вечером Ваг забивает после углового!

Такая вот ирония судьбы. Думаю: а что теперь? Пойдут ли пацаны его поздравлять? Что вы думаете? Все кроме Гутора прибежали! И я понял: так есть же у нас коллектив! Настоящий, живой организм.

— Можно ли сказать, что при вашем сегодняшнем стиле игры главное качество исполнителей группы атаки — скорость?

— Так, это не только для нас главное, а для всего современного футбола. «Барселона» играла так уже в сезоне-2010/11, а сейчас 2017-й на дворе. У меня после 2012-го был период творческого отпуска, и я в свободное время сделал нарезку всех мячей «Барсы» того великого сезона. Хотите парадокс? Большинство этих голов было забито в контратаках! Своей «тики-такой» каталонцы изрядно выматывали соперника, но теряя мяч, тут же накрывали его, отбирали обратно и проводили молниеносную контратаку.

Заметив это, был потрясен. Все видели только контроль мяча, но мало кто замечал, как они забивают голы. А чем заканчивается контроль мяча без вертикальной игры? Мячом в свои ворота.

***

— Популярный для ваших пресс-конференций вопрос: почему так редко играет Алексей Антонов? Суммируя ваши ответы, понял, что для нынешней модели игры другие футболисты подходят лучше.

— Да, мы пока не можем играть с позиции силы: строим игру по другому принципу — накрываем сверху либо используем контратаки. А Леша — игрок творческий, отбирать мячи особо не любит и пока что в этот футбол не вписывается. Но по уровню профессионализма никаких вопросов к Алексею нет. То, как он работает, меня устраивает на все сто процентов.

Но, скажем, против «Динамо» он был практически бесполезен. Там без скорости мы бы ничего не сделали. А к примеру перед «Олимпиком» Леша попросился играть за дубль: получил травму, поэтому и не попал в заявку на следующий день.

— Александр Грановский, принявший решение о переводе в дубль Антонова, Ивана Бобко и Сергея Политыло, был прав?

— В целом да. Точнее — на две трети. Леша играет нечасто. Иван ищет новый клуб. Более-менее регулярно на поле появляется только Политыло. Я как тренер решение Грановского понимаю: команде нужна была встряска. И это был один из методов ее осуществить. Выражаясь тарасовским языком, «резать мясо» — занятие не вполне органичное моей природе. Но когда пришел в «Черноморец», то понял, что просто не хочу тратить свои нервы, как это было в «Карпатах».

На первом же собрании сказал: в любой организации есть пять процентов, которые могут как создать, так и развалить. А теперь вопрос. С математикой у вас все в порядке: те же деньги высчитаете быстро. Пять процентов из 20 человек это сколько? Сидят, прикидывают. «Я, — говорю, — вам помогу: это один человек». И как только узнаю, что этот один негативно влияет на процесс и коллектив, это будет его последний день в команде. Чтобы у нас потом не было недомолвок. Интересы команды превыше всего. Вздумаете противопоставить себя коллективу — отправитесь в дубль без обратного билета. Так что не рискуйте!».

— Пока никто не рискнул?

— Ребята — молодцы, все всё понимают, предложенной опцией не воспользовались. Повторюсь, я не сторонник жестких мер, мне нравится правильно выстраивать отношения — то есть не воевать, а договариваться. Но когда из-за одного человека могут пострадать семьи 19 игроков, тренеров и обслуживающего персонала, куда легче отрезать одного, чтобы не ущемлять полсотни.

***

— После матча 14-го тура против «Мариуполя» вы сказали, что никак не можете перейти на второй этап развития…

— Первым этапом я считал стабилизацию человеческой составляющей, создание боеспособного коллектива. Затем в плане фигурирует создание модели игры, ориентированной на имеющихся в вашем распоряжении футболистов, донесение до игроков ваших идей в форме презентаций на теоретических занятиях.

Увы, ситуация вокруг клуба и постоянные информационные вбросы дергают игроков, и это разрушает стабильность. Они читают интернет, приходят на тренировку взъерошенные, ты их гладишь, успокаиваешь и продолжаешь строить игровую модель. Но через пару дней все может повториться, так что мы застряли на первом этапе.

— Может, проще запретить игрокам читать прессу?

— Я не читаю и им не советую: «Лучше позвоните мне напрямую — буду что-то знать, сам все расскажу». Но запретить и проконтролировать невозможно — ведь всем интересно! Я сказал игрокам: до конца круга все интервью проходят только через меня.

Да, это экстренная мера. Но она временная. А пока команда на военном положении. У нас конец года, люди устали друг от друга, все — как на подводной лодке, в воздухе витает напряжение. Да и турнирное положение довлеет.

— Есть два механизма появления таких новостей. Первый — информацию, приближенную к истине, выдает некий инсайдер. И второй — искусственный вброс умышленного свойства через карманные СМИ. Во второй вариант мне верится меньше.

— Мне тоже. К тому же инсайдерская информация есть в любом клубе. Чтобы ее отсечь, нужно нанимать специалистов. Вот вам пример. В 2010-м году я был тренером команды «Минск» и получил приглашение от «Динамо». Об этом знали два человека — президент «Динамо» и ваш покорный слуга.

Вошел в офис. Мне обозначили намерения, мы посидели, поговорили. Я видел только президента, секретаршу и пропускавшего меня охранника. И все же о нашей встрече узнали. На следующий день позвонили журналисты: «Прокомментируйте, плиз». Всё, информация прошла. И дело кончилось неподписанием контракта: при прочих равных условиях президент склонился в сторону другой кандидатуры.

Это его право. Возможно, работает другой механизм: люди отслеживают реакцию болельщиков по форумам и сайтам, так составляется общественное мнение.

***

— Схема игры с тремя центральными защитниками — это решение, выбранное под конкретный набор исполнителей?

— Да. Начинали мы не так. Играли 4−4-2, где в середине строился узкий ромб. Но располагавшийся между линиями Алассан садился вниз, и аналитические системы, ориентированные не усредненные позиции, расставляли нас как 3−5-2 с высокими позициями латералей, все тем же узким ромбом и двумя форвардами.

Хотя, например, с «Мариуполем» мы, вообще, играли 4−3-3. За все это время в Одессе уже схем пять опробовали.

— Перечислю игроков, которых вы потеряли летом — Азацкий, Аблитаров, Хочолава, Андриевский, Коркишко, Кабаев…

— А еще Данченко, который сейчас очень прилично выглядит в «Анжи»! Я понял ваш вопрос: это сбитая команда. Они бы у меня сейчас играли все до единого. Мы бы просто не привезли на их место французов. А если бы вернули Боровика, то в команде не оказался бы Гутор. Я всегда был сторонником того, чтобы играли свои.

— Эта команда боролась бы за зону Лиги Европы?

— Да, но имейте в виду: Сан Саныч Бабич лепил ее не один год. Мне кажется, нас объединяет то, что при подборе игроков мы делаем ставку, прежде всего, на их харизму. В прошлом году приехал во Львов на подписание и принялся отсматривать наших соперников. Анализирую матч «Ворсклы». Вдруг вижу защитника, который ложится в мое видение: не столько по игровым качествам, а по тому, как он себя ведет, как идет в атаку, как расставляет игроков.

Запомнил фамилию — Дитятьев. Потом посмотрел матч «Черноморца» с «Шахтером»: одесситы «горят» 0:1, и тут какой-то парень забивает горнякам с подбора — с самой дуги. Смотрю, как он несется, какая страсть в глазах, как подстегивает всю команду. Фамилия — Филимонов. Не зря Сан Саныч его называл Львиным Сердцем. Кто-то скажет, что играл простенько, вырывал мячи с ногами, но для меня в футболисте важно — обучаем он или нет.

Филимонов был готов к обучению. За два месяца подготовки в «Каратах» он уже играл в комбинационный футбол. 14 карточек за сезон: из них — 12 в Одессе. Я ему сказал: не нужно везде стелиться, нужно читать игру. Но страсть не унять: сердце не вырвешь, а оно у него львиное.

Затем позвонил агент — по поводу Боровика. Я не поверил ушам: такого игрока забрать — это просто счастье. Там такой дядька, такая харизма! Я считаю, что в прошлом сезоне Боровик был лучшим вратарем УПЛ. Те мячи, которые он вытаскивал в ближнем бою и все, что летело мимо него — приносило команде очки. Из 25 набранных 75 процентов — его очки.

Дитятьев, Филимонов, Боровик — с этими тремя была бы совершенно другая команда. Они создавали ось, на которой многое держалось. Эти трое могли так встряхнуть коллектив, что вы себе и представить не можете. Но подкосил «Карпаты» запрет на трансферы, он лишил команду возможности вливать свежую кровь. Игроки притираются друг к другу, привыкают и не чувствуют конкуренции.

— Тренеры на пресс-конференциях предпочитают не оценивать игрока до того, как увидят расшифровки ТТД. Это правильно?

— По горячим следам лучше не оценивать. Иногда захлестывают эмоции. Вот вам пример из матча с «Олимпиком». В компенсированное время мы пропускаем гол. На первый взгляд явно ошибся Максим Третьяков — упустил игрока по внешнему радиусу, хотя недавно вышел на замену и был свежим. Но потом смотришь видео — и понимаешь, что в конечной стадии при диагональной подстраховке не доиграл крайний защитник. Просто не добежал один шаг.

Что было бы, повесь я ярлык на Третьякова? Моральное уничтожение игрока, после которого пришлось бы идти извиняться.

Расшифровка ТТД — вещь полезная. Накануне матча «Карпат» с «Днепром» приходит распечатка выигранных единоборств у наших трех опорников — 25, 33 и 32 процента соответственно. Показываю статистику Ротаня — 85 процентов! А у нас трое в сумме имеют 87. Команде так и говорю: вот такое соотношение, он вас один троих переиграет. А они еще пару лишних форвардов против нас поставят.

— При одном из ваших предшественников премиальные в «Черноморце» напрямую зависели от качества и количества ТТД…

— Мое мнение на этот счет таково: оптимально, чтобы все 18 игроков, попадающих в заявку, получали сто процентов премиальных за игру. Поровну — вне зависимости от того, вышел футболист на поле или нет. Считаю это честным. И это западная форма мотивации. Разница в оплате труда определяется условиями индивидуального контракта.

Но вклад запасных и основных игроков в командный успех дифференцировать нельзя: есть футболисты, которые остаются на скамейке, но умеют формировать победную ауру в раздевалке лучше чем те, кто выходят играть.

— Не кажется ли вам, что эти системы бонусов в зависимости от ТТД таят в себе подводные камни?

— Конечно! Игрок может откровенно играть на статистику. Футболисты — ребята подвижные, приспосабливаются быстро. В наше время становились два центральных защитника и набирали передачи на пяти метрах. Данные после матча приходили уникальные — 150 передач, 97 процентов из них точные.

Во-вторых, такая система может привести к тому, что игрок окажется в ситуации, когда вместо того, чтобы отдать потенциально голевую передачу с большим риском, просто покатит мяч поперек со стопроцентной гарантией точности. А момент уже уйдет.

***

— Бывали случаи, когда люди в пиджачках диктовали вам, кого ставить в состав?

— Не буду уточнять где, но были. Скажу одно: в любом случае за результат ответит тренер. Если поставишь игрока, за которого очень просят и проиграешь, ни один из руководителей никогда не возьмет на себя ответственность. Другое дело, если ты принял неверное решение и совершил ошибки, их можно проанализировать, исправиться и двигаться дальше. Ошибки — хорошие учителя, если правильно к ним относиться.

— Прогнувшись однажды, можно позволить сесть себе на голову?

— Могу выслушать мнение руководителей относительно состава только в виде рекомендации. Без проблем. После матча эти люди могут сказать: «Вы не прислушались, а мы рекомендовали. Но вы выиграли матч — вы молодец». А если мы матч проиграли, могу признать: «Да, возможно, стоило этого игрока выпустить».

В Белоруссии как-то пришел уважаемый человек и говорит: вот если вы так будете тренировать, то будете выигрывать. Спокойно выслушиваю, кладу перед ним чистый лист бумаги — пишите! «Что писать?» — «Что вы гарантируете: применив эти методики, мы сможем выиграть матч».

Уважаемый человек замялся: «Нет, ну что вы — мы не гарантируем, мы рекомендуем» — «Окей, но не таким тоном, пожалуйста».

В этой связи всегда привожу в пример Бышовца. В 2014-м году мы жили в одной гостинице — в Турции. Он вежливо попросил посмотреть наши тренировки. Конечно, мы разрешили. После каждого занятия мы с Анатолием Федоровичем садились, пили кофе и обсуждали состоявшееся занятие.

При этом он никогда не навязывал свою точку зрения. И ничего не рекомендовал. Просто говорил: «Я вам расскажу на эту тему историю. А вы если хотите, делайте выводы…» Сами истории совершенно уникальные, очень точно отвечающие на наши вопросы.

— Вы читаете биографии тренеров?

— Конечно. Последняя — о Кройфе, «Победитель и тиран», написанная уже после его смерти. Очень понравилась автобиография Алекса Фергюсона, его «Лидерство». А еще книга Анатолия Тарасова, которая вышла в Канаде незадолго до его смерти — в 1999 году. На русский она была перведена только семнадцать лет спустя.

***

— В «Черноморце» вы уже устраивали коллективный поход на боулинг и в музей. В своих прежних клубах «тимбилдингом» занимались?

— Жодинское «Торпедо» сильно штормило в сезоне-2008/09: невыплата денег, синусоида результатов… Однажды наш тренерский штаб пригласили сыграть в тюрьме — восемь на восемь. Участвовали команда заключенных, коллектив охраны, тренеры «Торпедо» и МТЗ-РИПО во главе с Пудышевым и другими ветеранами. Подъехали к ограждению — птицы поют. Вошли в «зону». Всё — птицы петь перестали. Такая вот обстановка.

Против нас вышли парни по 25−27 лет, в прошлом — футболисты. Некоторые говорили: «Я вот с этим вашим хавчиком в России бегал за одну команду». Одного паренька посадили в 16 лет. То есть сидел он на тот момент уже лет десять. Он спрашивает: «Как там дела — на воле?» — «Ой, — отвечаю, — кризис…» — «Ну, тогда я еще немного посижу. Тут у нас все стабильно».

После возвращения я сказал нашим пацанам: хочу, чтобы и вы съездили — поиграли с заключенными футбол, посмотреть на другую жизнь — без шикарных машин, квартир и денег.

То же самое было у нас в «Карпатах». Мы поехали на Яворивский полигон — постреляли из оружия в бронежилетах. А потом пообщались с ребятами из зоны АТО. Сущие пацаны — другого слова не подберешь, у меня сын такой же. В конце разговора местные офицеры предложили нам сыграть в футбол. Сначала я отказал: у нас два дня до игры было, зачем рисковать? Подходят ко мне футболисты — Саша Гладкий, Игорь Худобяк, Дима Клец, Паша Ксенз: «Анатольич, дайте сыграть!» А по возвращению я увидел совсем другую команду. «Карпаты» по весне — это не «Карпаты» по осени, совсем другое дело.

Ну, а с «Черноморцем» решили сыграть в боулинг. Парни сами формировали команды: легионеры, старики, молодежь… Начинают сопереживать друг другу, возникают позитивные эмоции.

— Хобленко сказал, что вы играли лучше всех.

— Это он мне комплимент хотел сделать. У нас было условие: команда, занимавшая четвертое место, должна была станцевать, третье — спеть песню. Я награждал победителей, и меня сразу записали в команду. Я спрашиваю: «Что вы хотите?» — «Чтобы вы спели!» — «А я в списке?» — «Да!» — «Никаких проблем — идем петь».

Футболисты выбрали «Катюшу» — мы и спели. В «Карпатах» молодняк — Лобай, Вербный и другие — исполняли клубный гимн…

— Раньше Лобановский и другие тренеры водили свои команды в театры…

— Мы тоже недавно сходили всем тренерским штабом на комедию киевского театра «Черный квадрат» — «Пикник озабоченных». Во время спектакля позабыл обо всех заботах. Два часа непрерывного смеха — чистое здоровье! А потом смотрю — в зале Гутор, Хобленко, Барилко. Ни дня от них не отдохнешь (Смеется).

***

— Может ли быть такое, что футболист напишет вам сообщение, и вы ему ответите?

— Да. Всегда говорю игрокам: «Тренировка принадлежит тренеру. А игра — вам. В быту, если могу чем-то помочь, всегда готов. Смогу — помогу. Нет — так нет».

— Пеп Гвардьола сказал: если будет нужно, я вызову на собрание жен футболистов. Моуринью в «Челси» такое делал. А вы?

— Пока нет. Может быть, это станет следующим шагом. Тарасов вообще создавал в команде женсовет. В этом есть своя логика: я вижу футболиста от двух до четырех часов в день, а жена — часов 16! Как думаете, у кого больше влияния?

— Вы следите за режимом своих игроков?

— Только на базе. Был случай: руководители одного клуба решили поставить меня на место. Приносят протокол задержания футболиста в три часа ночи — якобы был замечен пьяный на Витебском базаре. А я, стало быть, обязан следить за его моральным обликом.

«Подождите, — говорю, — а как же статья 7 Конституции Белоруссии о невмешательстве в личную жизнь? Когда футболист находится у меня на заезде, за него отвечаю я. А дальше — это уже его жизнь. И вмешиваться в нее я права не имею».

— Хорошее знание юриспруденции вам помогло.

— В свое время открыл, почитал, сделал распечатки, подшил в файлик. Когда со мной пытались разговаривать с позиции силы, ссылался на закон: «Давайте почитаем». Меня хотели сделать персоной нон-грата в белорусском футболе. Я должен был обороняться.

— Причины?

— Работал помощником Боровского в Витебске. Дал резкое интервью. Не выдержал. Это вообще было второе интервью в моей жизни. Корреспондентов на чистоплотность я тогда не проверял. И вот выходит на одном портале эта самая публикация. Вечером мне звонит много людей, и все поздравляют. Ничего не понимаю. Захожу на сайт: порядка 120 комментариев! Глянул интервью — волосы дыбом: того, что я там говорил процентов пятьдесят.

Звонят игроки: «Анатольевич, это фантастика! Знайте, если вас выгонят, мы вас не забудем — деньгами отдадим». Набираю журналиста: «Ты что делаешь?» — «Олег Анатольевич, зато рейтинги какие высокие!» — «Какие рейтинги, ты меня своими рейтингами отбросил на четыре года назад!»

У меня на тот момент было четыре предложения из клубов высшей лиги Белоруссии на должность главного тренера. Но потенциальные работодатели поняли, что с таким «правдорубом», какого из меня сделали в этой статье, лучше не связываться. Так что с 2012-го по 2015-й год работал только помощником главного. И все из-за одного интервью.

— Так, а что было в том интервью?

— Крик сердца о ситуации в клубе. Что происходит в кулуарах, как увольняются тренеры. С тех самых пор всегда вычитываю свои интервью. Ну, а если не я, так жена. Она мой личный пресс-атташе. Звоню: «Ознакомьтесь, пожалуйста, с содержанием и сделайте свои правочки».

***

— Вопрос, который я не могу не задать. Можете объяснить, почему команду покинул Александр Грановский, который, по вашим словам, оказал большую помощь новому тренерскому штабу на начальном отрезке?

— Для меня он остается членом моего тренерского штаба. Мы регулярно общаемся, обмениваемся мнениями, внимательно отношусь ко всем его заметкам. Что касается увольнения, то это было решение руководства клуба.

Может, что-то неправильно понимаю, но мне всегда казалось, что за штаб своих помощников полностью отвечает главный тренер, который их привел. И в случае неправильного действия одного из ассистентов главный разберется с ним сам, без посторонней помощи.

— Это ваша идеальная картина мира…

— …и она не соответствует реалиям. В любом случае получил хороший урок. Отныне не подпишу ни один контракт без пункта, в котором будет четко указано, что увольнение помощника является прерогативой исключительно главного тренера.

— СМИ сообщали, что вы несколько раз встречались с Леонидом Климовым. Обсуждались аспекты стратегической важности для развития клуба?

— Да. Но это вопросы внутренней кухни. Если Леонид Михайлович посчитает нужным, прокомментирует их сам. Думаю, впереди новые встречи. Стоит глобальный вопрос о создании философии клуба и модели его игры.

— Чем закончилась история с премированием команды за победу над «Динамо»?

— Скажем так, вопрос находится в стадии решения.

— Стимулирование третьей стороной находите нормальным?

— А в чем крамола? Это нигде не запрещено. Нас ведь не стимулировали для того, чтобы мы проиграли матч. Вот такую стимуляцию «отрезал» бы сразу.

— Когда вы пришли в команду, генеральный директор «Черноморца» Анатолий Мисюра сказал: «Дулуб будет лепить команду из того, что есть». Каковы ваши селекционные планы на сегодня?

— Надо разобраться с контрактами игроков, которые остаются в клубе (после матча со «Звездой» Дулуб признался, что «Черноморец» не потянет продление соглашений Гутора, Бамбы и Алассана. — Прим. М. С.). Чтобы они были защищенными. Не исключен вариант продажи кого-то из лидеров. Как это было в «Карпатах», когда через два месяца совместной работы нас покинули три ведущих игрока: Костевич ушел в «Лех», Бланко-Лещук — в «Шахтер», Кравец — в «Луго».

— Это хорошо или плохо?

— Для тренера плохо. Для руководства хорошо. Я говорил с Бланко перед уходом. Все решала одна неделя. Через семь дней Густаво мог подписать предварительный контракт и уйти бесплатно. Обсуждаем ситуацию с президентом (Петром Дыминским. - Прим. М. С.). Он называет суммы.

Отвечаю: «У меня таких денег нет. Компенсировать не могу. Если предлагают серьезные деньги — продавайте. Немотивированный футболист, который поставит тренеру в вину то, что его пытались не отпустить, бесполезен». Тем более, это все-таки не Месси…

Слышали анекдот про двух попугаев? Мужчина заходит в зоомагазин. На витрине яркий эффектный попугайчик. «Сколько стоит?» — «Семь рублей! Говорит на немецком, английском, испанском, песни поет, на гармошке играет». Рядом сидит неприметный серенький попугай. «А этот сколько?» — «50 рублей» — «Ого! А что умеет?» — «Ничего. Не говорит, не поет, не танцует» — «Так, а чего такой дорогой?» — «Это художественный руководитель первого попугая». Так и у нас клюют обычно на ярких, а обращать внимание нужно на «художественных руководителей».

***

— У вас есть такие художественные руководители? Кого не хотелось бы потерять?

— Гутор, Люлька, Васин, французы. Люди с харизмой.

— Почему удар на себя в общении с болельщиками всегда берет Васин?

— Потому что у него есть смелость, чтобы туда пойти. Не каждый ведь осмелится. Мол, ну его на фиг с дураками разговаривать. Пардон, вы ради этих «дураков» в футбол играете! Они ради вас тысячу километров поехали. Кто-то трусит, а Васин набирается смелости — и идет. И пытается говорить с людьми на их языке: нельзя опускаться на уровень хамства, но иногда нужно встряхнуть и крепким словцом.

У меня лет пять назад была история в минском «Динамо». Проиграли матч на Кубок. Едем домой. Трассу перекрыли, автобус остановили, на дороге стоят 200 человек. Главный тренер, голландец, остается в автобусе. Пришлось выйти мне. Подхожу: «Что вы хотите, ребята?» Идут претензии. И вдруг высовывается мальчишка лет шестнадцати и орет: «Я знаю, вы игру продали!»

Понимаю: вот сейчас эти пять процентов, если их не остановить, перевернут весь автобус. «Иди сюда, — подтаскиваю его, хватаю за шкирку. — Рассказывай: кто продал, кому и за сколько?» Пацан стушевался. Только что такой смелый был, а теперь исчез. Прямо как у Горького: «А был ли мальчик?».

Вмешались взрослые: «Олег Анатольевич, успокойтесь…» — «Вы, — говорю, — понимаете, что он кричит? Если есть факты, пусть выкладывает, это расстрельная статья для любого игрока. А если просто языком мелет — это провокация в толпе».

Вот и Васин пытается пресекать провокации. Это страшно: можно ведь как Федецкий — по лицу получить. Причем, незаслуженно. Но Федецкий об этом не думал, он шел туда с душой нараспашку, так и получил первым. Но кому идти? Испанцы ведь не пошли. А он пошел. Ну и молодец. Настоящий мужик. Истинный лидер.

www.sport-express.ua