Евгений Ширяев: «В „Черноморец“ меня устроил друг»

26 июня 2009
Евгений Ширяев: «В «Черноморец» меня устроил друг»

Евгений ШИРЯЕВ в «Черноморце» уже девять лет. Но стать основным вратарем «моряков» Евгению суждено было лишь в недавно завершившемся сезоне, ввиду тяжелой травмы Виталия Руденко.

От матча к матчу игра Ширяева становилась все уверенней. И когда получил травму Максим Белецкий, именно 12-му номеру черно-синих была доверена капитанская повязка. В короткое летнее межсезонье мы пообщались с Евгением Ширяевым на разные темы. Но основной, конечно же, стал футбол.

— Ты родился и вырос в Бессарабии. Как все начиналось?

— Да, я родился в Саратском районе, но с первого по восьмой классы провел в Белгороде-Днестровском. Первым тренером у меня был Игорь Владимирович Мардарь. После этого был интернат, ну, а затем я приехал в Одессу. Из тех «доодесских» воспоминаний, мне очень понравился интернат. Были, конечно, разные эмоции, но в основном положительные. Во-первых, там очень сильная школа. Причем как футбольная, так и обычная. В восьмом классе у меня были, наверное, две «четверки», остальные — «пятерки». В интернате стало уже немножко сложнее, но все вышло хорошо.

— Многие расценивают футбол как хобби. У тебя была какая-то альтернатива или ты точно знал, что станешь футболистом?

— Нет, альтернативы не было. Я к этому очень долго шел. Отец также занимался футболом, так что я где-то с пяти-шести лет не ничего другого для себя не хотел. Был даже такой период, когда что-то не ладилось в школе и мама говорит, мол, все уже, давай заканчивай со своим футболом, надо учиться. Потом домой к нам тренер приходил, уговаривал, чтобы я продолжал тренироваться и далее поступал в интернат.

— Вратарем стал сразу?

— Не-е-ет (смеется). Я как только попал в детскую школу, играл в нападении. А затем тренер что-то во мне такое заметил, и стал «приближать» уже к своим воротам, пока не поставил «в рамку». Я очень не хотел быть голкипером, доходило до того, что Игорь Владимирович говорил мне: «Или ты будешь стоять на воротах, или же вообще не будешь играть». Пришлось смириться (смеется).

— А сегодня не тянет «на подвиги» в атаке, как того же Чилаверта, Игиту или, если взять наш футбол, Олега Суслова или Константина Стародубовского?

— Да и Виктор Васильевич Гришко как-то рассказывал, что забивал пенальти. Если честно, то нет. Все-таки это Премьер-лига и у нас есть мастера исполнения одиннадцатиметровых. Тот же Руслан Левига или Влад Ващук. Зачем лишний раз рисковать?

— Ты учился в интернате в Днепропетровске. Как возник этот вариант?

— Дело в том, что тогда у нашей белгород-днестровской школы была договоренность с интернатами Киева и Днепропетровска, куда отправлялись ребята. Сегодня уже перезаключили договоренность, и игроки приезжают в Одессу. Но в мое время такого еще не было. Не знаю, из двух городов, почему-то больше меня тянуло в Днепропетровск, куда, собственно, и уехал. Я там тоже был на контракте, подписал его с «Днепром-3». Но это так было, меня ни разу не вызывали на тренировки, полгода не платили зарплату. 250 гривен, полагавшиеся в месяц, были для меня тогда огромные деньги, тем более, что я учился в интернате. Ну, а затем я приехал в Одессу, начался период, когда меня стали вызывать в сборные. Позже я общался со своим тренером из интерната и узнал, что тренеры того «Днепра» локти кусали, что упустили меня (смеется).

— Кстати, о сборной. Расскажи, пожалуйста, о своих выступлениях в разных национальных командах страны.

— Сначала была сборная 1984 года, под руководством Анатолия Крощенко. Один из турниров, где принимала участие наша сборная, проходил в Испании. Причем в соперниках у нас были ребята на год-два старше. Как сейчас помню, в квартет к нам попали итальянцы, бразильцы и американцы. Последние две команды и вышли из этой «группы смерти», так как наша группа была самой сильной по составу на турнире. Дома уже ребята подшучивали надо мной, как можно было в трех играх пропустить десяток мячей (смеется). Но соперники действительно были на голову выше нас. И, я не помню, какой чемпионат играла эта сборная, но в заявку меня уже не включили (речь идет об отборочном турнире к Чемпионату Европы среди юниоров 2003 года — прим. авт.). Наверное, из-за этого испанского турнира. Затем была студенческая сборная, выступавшая на Универсиаде в Корее. Признаться, неудачно мы там выступили. До этого сборная Украины выходила в финал Универсиады, а мы заняли 11-е место. Но впечатлений от форума было много. Некоторые матчи проводились в самый солнцепек, не знаю, как вообще можно назначать игры на такое время. Ребята просто валились от жары и усталости. И Универсиада — это такой турнир, где матчи проходят за каждое место. Так в одном из поединков нашему вратарю, представителю «Шахтера» сломали нос уже на первой минуте. А в последней игре ворота защищал и вовсе полевой игрок, так как я тоже получил сотрясение в одном из матчей. Эту игру мы выиграли 5:2. Не знаю, может надо было весь турнир без вратарей играть (смеется).

— А после этого тебя пригласили в «молодежку».

— Да, это было замечательное время! Сначала команду тренировал Павел Яковенко, но затем он уехал тренировать в Россию, и в сборную пришел Алексей Михайличенко. Сперва меня вызывали на товарищеские игры, но в официальных матчах начал играть уже при Михайличенко. Первый отборочный поединок против Дании отстоял Богдан Шуст, мы, к сожалению там уступили. А перед домашними матчами с Грузией и Грецией Алексей Александрович вызвал меня и спросил: «Готов?». Конечно, готов, как по-другому? (смеется). Все складывалось удачно, но в одной из игр, с той же Данией, я допустил ошибку на выходе и мы проиграли 0:1. Хотел бы отметить человеческие качества Михайличенко, который не поставил на мне крест, как могли бы сделать другие тренеры, а продолжал вызывать на игры. Но ситуация была такой, что играет человек до первой ошибки и все это понимали. Далее была финальная часть Чемпионата Европы в Португалии, где Украина заняла второе место. И там уже просто блестяще отыграл Андрей Пятов. Ну, а после этого турнира была уже несколько обновленная в силу возраста сборная, куда меня уже не вызывали.

— Поговорим о «Черноморце». Как ты попал в команду?

— Я даже интернат не успел закончить. Приехал в Одессу и попал в «Черноморец». В команду меня вообще друг устроил — Женя Якименко. Он тогда играл за «Черноморец-2», который тренировали Игорь Анатольевич Наконечный и Александр Сергеевич Спицын. Ну и сказал, мол, просмотрите парня. Просмотрели, чем-то я им понравился и подписал контракт с клубом, не помню уже, то ли на три года, то ли на пять лет.

— Какие первые впечатления от команды?

— Помню, что тренеры мне доверяли. Молодой был, неопытный, совершал множество ошибок, но было доверие. Я вообще человек эмоциональный и раньше сильно переживал, если делал ошибки. Сейчас уже немного спокойней стал относиться, понимаю, что если зацикливаться, то ни к чему хорошему это не приведет. А тогда, возможно, тренеры что-то во мне разглядели, продолжая ставить в состав. Опять же, немного тяжеловато было перестроиться, придя сразу из интерната во вторую лигу, уже во взрослый футбол.

— Не ошибусь, если скажу, что в высшей лиге дебют пришелся на матч против киевского «Динамо»?

— Да, это были незабываемые ощущения. Я дебютировал в высшей лиге осенью 2002 года, заменив Виталика Руденко в перерыве матча против «Динамо». Мы проигрывали 0:3, но во втором тайме сперва Валера Катынсус отыграл один мяч, а затем Юра Митерев пробил штрафной рядом с «девяткой». Команда поймала кураж и в принципе могли еще больше потрепать нервы киевлянам. Но один гол я все же пропустил от Ринкона. Была подача и в том эпизоде у меня просто «поехала» нога. Ну и состав у «Динамо» был еще тот — Белькевич и компания.

— После этого был еще один матч в Луцке против «Волыни» и затем долгая пауза…

— Если говорить за последние два года, то поинтереснее стало как раз в это время. Понятно, что у Виталика намного больше опыта в матчах на таком уровне, а значит больше уверенности в действиях. Но в прошлом чемпионате я отыграл один матч дома против киевского «Арсенала», из-за перебора карточек у Руденко. Выходил на поле, едва вылечив спину. Конечно, переживал тогда. Виталик заходил перед игрой, поддерживал, говорил, чтобы не волновался, а играл так же, как и на тренировках, ловил «свои» мячи. В принципе, та игра была несложная для меня. Но гол все же пропустил. Записали его на счет Селезнева, хотя там мяч влетел в ворота скорее от ноги Вильямарина. Ну и вот в августе случилось это несчастье с Виталиком…

— И первая игра в сезоне пришлась на очередной коллектив из Киева…

— Да, я дебютировал в сезоне в кубковом матче против киевской «Оболони». А затем практически друг за другом пошли сложные игры, такие как против «Динамо», «Шахтера»… Но и кубковый матч ни в коем случае не могу рассматривать для себя как «подготовительный» к встречам с более сильными соперниками. Все-таки это турнир особый, проиграл — вылетел. И я считаю, что мы не должны были проигрывать «Оболони» в том матче. «Черноморец» создал куда больше моментов, чем киевляне. Нам просто не повезло, ко всему пропустили мяч на последних минутах уже дополнительного времени…

— Как в целом оценишь свою игру в сезоне?

— В целом я бы оценил на «тройку». Хотя, конечно, каждый проведенный матч добавляет опыта, появляется уверенность. Ведь если не играешь — то и нет никакого прогресса. Но вот сейчас, ближе к концу чемпионата, я уже чувствовал себя более уверенно.

— И последние четыре игры сезона ты провел с капитанской повязкой…

— Когда перед началом сезона выбирали капитана, то иерархия была такой: Руденко, Нижегородов, Косырин. Виталик травмировался, Нижегородов завершил карьеру, и когда не играл Косырин, капитаном, как опытный игрок, стал Максим Белецкий. А когда уже и Максим травмировался, должность капитана доверили мне. Не знаю, может потому, что я дольше всех уже в команде, с 2000-го года… Конечно, когда выводишь команду на поле, присутствуют совершенно иные эмоции. Ты уже должен вести за собой команду, соответственно, еще выше становится цена ошибки.

— Есть какой-то матч, который запомнился больше всего?

— Наверное, последние поединки против «Металлургов» — 2008-года против донецкого и вот недавний против запорожского. Хотя я не сторонник выделять какие-то матчи. На каждую игру необходимо настраиваться и выходить во всеоружии. На таком уровне нет матчей, которые можно проводить «спустя рукава». Вид спорта у нас такой, конкурентоспособный, будешь допускать много ошибок — сядешь на скамейку запасных.

— Сезон выдался не из простых. Хотя перед стартом чемпионата стояла цель входа в еврокубки…

— Это было еще при Шевченко. Виталий Викторович набирал игроков «под себя», наверное, стояли какие-то цели. Если говорить о тогдашней атмосфере в коллективе, то я не могу сказать, что была сплоченность. Во-первых, было много иностранцев, которые, естественно, больше времени проводили в своем кругу. Ребята из ближнего зарубежья — отдельно, мы тоже как бы отдельно… У нас не было единого коллектива. Здесь многое зависит от тренера. Наставник должен являться и психологом, значит, он должен сам создавать коллектив. Мне кажется, что у Шевченко были какие-то свои заботы, помимо футбола. Поэтому у него и ничего не получилось. А если был бы единый коллектив, то мы бы и играли совсем по-другому. Или взять Виктора Васильевича Гришко, сколько говорили, что он пришел в разваленную команду. И ничего, он собрал ребят, мы выходили, играли и показывали интересные матчи.

— С этого года домашней ареной стал «Спартак». Какой стадион лучше для тебя?

— Для меня «Спартак» роднее, чем стадион в Парке Шевченко. Я ведь начинал со второй команды, которая играла именно на этом стадионе. Да, на стадионе «Черноморец» большие трибуны, большая вместимость, но мне больше нравится играть на уютном «Спартаке».

— Насколько влияют слухи о возможном недопуске «Черноморца» к чемпионату на психологическое состояние?

— Влияют, конечно. Вот сейчас как раз эти слухи разразились с новой силой. Безусловно, неприятно слышать такие вещи. Да не только слышать, но и ощущать в виде тех же «минус шесть очков». Теперь еще и угроза старта в первой лиге. Ребята играют, выкладываются, бьются за каждое очко, а тут такое…

— Но причина подобных слухов, если верить чиновникам от футбола, кроется в невыполнении клубом контрактов перед некоторыми футболистами. У тебя в этом плане все нормально?

— Не знаю, как насчет других, но лично у меня претензий нет и быть не может — контракт выполняется как со стороны клуба, так и с моей стороны. Даже наоборот, в какой-то момент клуб очень помог мне.

— Отпуск подходит к концу, новый сезон не за горами. Уже известны примерные цели команды на сезон?

— Да, 17-го числа нам предстоит медосмотр, а 18 июня уже окончательно выходим из отпуска. Уже тогда состоится встреча с руководством клуба и нам будут озвучены цели и задачи на грядущий сезон. Вряд ли эти цели будут какие-то сверхбольшие, в том числе и в виду отсутствия стадиона. Но я могу точно сказать, что мы будем выходить и биться в каждой игре.

— Все же отпуск еще не закончился. Поэтому вопрос как нельзя вовремя. Какие увлечения у тебя помимо футбола?

— Свободного времени не так уж и много. Но если оно выпадает, то очень люблю бильярд. Мы любим выбираться поиграть с Димой Гришко, Денисом Васиным, Русланом Левигой, а с этого года еще и Толя Диденко к нам присоединился (смеется). Ну и на рыбалку люблю съездить. Правда, здесь мои успехи очень скромные — самый крупный экземпляр для меня остается полуторакилограммовый карась, пойманный еще в детстве. Не везет, наверное (смеется).

— Расскажи о своей семье.

— У меня есть жена Алена и сын Ваня. Живем дружно (улыбается). Сыну четыре с половиной года, потихоньку уже начинает гонять мяч. Раньше, правда, любил в руки брать, так я его еле отучил от этого (смеется). Пусть пока больше ногами играет. Кроме того, мы отдали сына в школу, возле дома. Так что он в свои четыре с половиной уже успел закончить первый класс. Но во второй отдавать пока не будем, все-таки сложно еще. В школе есть 1-«А» и 1-«Б». «Б» — как бы переходной между первым и вторым, так что скорее всего отдадим туда. Вообще, он молодец, сообразительный мальчик. И хитрый тоже (смеется).

— Родные следят за матчами?

— Следят все, но очень сильно переживают. Как-то тяжело к этому относятся. Крестный мой ходит на игры. После матчей звонит мне, и говорит, мол, молодец, сегодня хорошо сыграл. Я тоже в шутку отвечаю, что все такие знатоки с трибун. Интересно посмотреть на вас в воротах (смеется). Со стороны судить всегда просто, тяжело на поле, когда все решают доли секунды.

— Что хотелось бы пожелать читателям и болельщикам?

— Хочу пожелать не болеть. Лучше — переживать. Чтобы верили и поддерживали команду не только тогда, когда мы выигрываем, но и в непростые времена. А мы со своей стороны будем стараться, чтобы все было хорошо, и доставлять своей игрой только удовольствие.

www.odessa-sport.info