Чемпионат Украины. Сезон 2014−2015

11 августа 2014 года. Чемпионат Украины. 3 тур. Одесса. 19−00. Стадион «Черноморец». 12135 зрителей. 32 градуса. Искусственное освещение.
Черноморец (Одесса)
Черноморец
Одесса
1:0
Волынь
Луцк
Волынь (Луцк)

Пресс-конференция

Роман ГРИГОРЧУК

главный тренер «Черноморца»

— Роман Иосифович, чем сегодня вы недовольны? — Я, наоборот, доволен, потому что и до игры думал, так как надо думать, учиться каким-то вещам (есть в футболе хорошо, есть в футболе плохо), считаю, что мы подняли достаточно высоко планку, и чтобы ее удерживать нужно делать очень, очень много всего, всему клубу. И то, что у нас был такой неважный период, я не стану расстраиваться по этому поводу, хотя, конечно, пережил достаточно плохие минуты. Но, опять же я в этот момент призываю всех больше думать положительно, больше смотреть на вещи реально, не расстраиваться. И, вообще, нам нужно опуститься на землю. Мы должны четко оценивать свои возможности и свой уровень. И такой победе, как сегодня, мы, конечно же, должны очень сильно радоваться. Потому что мы играем в высшей лиге, где собраны сильные команды. Все укомплектованы, все имеют определенные возможности. Почему же мы должны себя ставить выше этих команд? Потому я призываю, если мой призыв что-то значит для кого-то, просто быть спокойным, разумным и справедливым. И работать, работать, работать. Это, собственно, что я сейчас сказал нашим футболистам.

— Прокомментируйте момент назначения пенальти и момент, когда мяч попал в перекладину. — Когда сказали, что мяч вроде залетел… Я повтор не смотрел, но с моей точки был уверен, что мяч не пересек линию. А что касается пенальти, я видел, что судья бежит показывать желтую и в какой-то момент отвернулся. Потом смотрю — пенальти. Кто-то скажет, что нам повезло. Но после матча со «Сплитом», когда мы должны были на 15-й минуте вести 3:0, если у кого-то еще открылся бы рот, что сегодня повезло, я не знаю, что с таким человеком надо сделать.

— Можно считать, что восемь офсайдов — это издержки новой системы игры, которую «Черноморец» использует в последних играх? — Это громко сказано по поводу новой системы, потому что она у нас достаточно сырая. Она очень хороша. И у нас сейчас имеется целый ряд футболистов для такой системы игры. Эта схема очень серьезная. И потому для ее освоения нужно время. Мы практически стали ее играть с листа. Так у нас ситуация сложилась: крайние атакующие игроки повыпадали, и мы поняли, что нам нужно использовать тех игроков, которые у нас есть и объединить их в какую-то систему игры. Так она возникла. Я не могу сказать, что мы будем следовать дальше ей, думаю, мы будем варьировать тактическими схемами. Но я очень хочу, чтобы мы умели действовать по такой системе игры, потому что она позволяет играть в достаточно серьезный футбол. А что касается положения вне игры, я не думаю, что тут издержки такой системы. Во многих моментах это просто издержки мастерства нападающих. Тем более мы готовились. Мы знали, как действует «Волынь», создавая искусственное положение вне игры. Мы были готовы к этому. И при этом допустили восемь офсайдов. Полностью избежать вне игры нельзя, это — доли секунды, но в ряде моментов мы могли избежать офсайда. Последний пример — с Диденко. Думаю, что он спокойно мог избежать вне игры, выйти один на один и забить мяч.

— Ожидаются ли еще новички? — Скажу так, что не думаю.

— Какова судьба ближайшего резерва — Балашова, Данченко? — Балашова до матча я планировал выпустить. Но игра складывалась так, что нам пришлось делать замену после первого тайма, потом рано использовали вторую замену, и третьей заменой надо было очень грамотно распорядиться. И за 10 минут до конца нужен был Балашов или другой игрок, так как скорости впереди недоставало. Но, опять же, я не был до конца уверен в том, что Балашов уже полностью здоров. Поэтому я не исключал такой момент, что он может выйти, на первой минуте пробежаться и опять порваться. В итоге мы играли бы десять минут в меньшинстве. Поэтому я решил исключить риски, тем более не имел гарантии, что он реально усилит игру.

— Что вы сказали футболистам в перерыве? — Я им сказал, что наболело на протяжении первого тайма. Вы знаете, что мы в перерыве не кричим, не деремся, ничем не швыряемся. Мы говорим по делу. Мы спокойно разобрались. Я видел, что мы уступаем в единоборствах, как в атаке, так и в обороне. Дальше — подбор мяча, который в первом тайме был абсолютно безобразным. Это просто невероятно слабый уровень борьбы и действий на втором мяче. Плюс мы сделали определенные тактические поправочки, чтобы исключить контратаки, которые легко проводил соперник.

— Не кажется ли вам, что Аржанов чувствовал себя более комфортно на позиции, на которой играл во втором тайме, ближе к воротам соперника? — Я считаю, что Аржанов — универсальный футболист, и он может сыграть здорово на разных позициях. Но для этого он должен быть в большом порядке. Так получилось, что в первых играх чемпионата Аржанов не в таком тонусе, на какой я надеялся. Он настолько сильно выглядел на сборах, что я ему пророчил, что он забьет мячей пятнадцать. Он был у нас самым опасным футболистом, который успевал везде. Я удивлен, что в начале чемпионата он не в самой лучшей форме. Но я уверен, что скоро он будет в большом порядке.

— Замена Назаренко связана проблемами в центре поля? — Я считаю Назаренко сильнейшей фигурой в нашем футболе, он — прекраснейший футболист. Но каждый футболист должен быть в форме. То, что я видел сегодня на поле… Очень хороший футболист, но в очень плохом состоянии. Я понимаю, что у него практически не было предсезонной подготовки. Потом получил травму и пропустил много времени. Сами подумайте: может ли он быть сейчас в форме? Но мы абсолютно в него верим.

Роман ГРИГОРЧУК   главный тренер «Черноморца»

Виталий КВАРЦЯНЫЙ

главный тренер «Волыни»

— Мы в перерыве говорили очень много. Я сказал футболистам, что если они не будут отрабатывать до конца каждый, то эту игру не выиграют. Каждый играл в пол-отдачи. Это все равно, что строить дом и что-то не достроить. Нужно пять этажей, они сделали четыре и считают, что построили дом. Или не дойти до Эвереста и сказать: «Мы там были». Это тоже не считается. А они считают, что они взошли на Эверест. Так, как они сегодня играли, — это просто трагедия, недорабатывали и делали глубокие ошибки. И вратарь у нас глухонемой. Я ему твержу: «Ты будешь разговаривать?» Ну и что, что ему с пяти метров били? Перекрой ближний угол, а он упал, сдался, задние лапки поднял — бей, куда хочешь. Вот такие футболисты у нас играют в премьер-лиге. Не используют в полную силу свои возможности. Я ждал, когда Матей возьмет игру на себя. Он на тренировке обыгрывает по семь человек, а здесь бегал поперек, боялся, чтоб его не ударили. Будет маменькин сыночек, ничего из него не выйдет. Это такая полуфабрикатная игра — пенальти не забили. Хорошая команда, злая, настойчивая, с первых минут в динамике, двигается, забегает — она всегда выиграет! Сонная — никогда ничего не выиграет! Пенальти не забьет! Ни штрафной не забьет, ни угловой не подаст, ничего не сделает! Судьба не дает человеку сегодня даром что-нибудь. А они привыкли действовать вполсилы. Потом, в Одессе: займите деньги у Кивалова и сделайте поле. Купите нормальные мячи. Если у вас нет денег в Одессе, возьмите у Кивалова, у него много. И ваш «Черноморец» мучается в первую очередь. Я бы на месте Григорчука мячи принял бы нормальные. Они не летят, они в воздухе висят, как раздутые презервативы. Все.

— Если бы счет был ничейным, вы бы остались удовлетворены действиями футболистов? — Нет.

— Первый тайм складывался в вашу пользу… — И второй нормально. Но они же не хотели выиграть. Не лезут на вершину. Вы видели кого-нибудь с царапиной, чтобы кровь шла? Что, они в футбол играли? Они игрались в футбол. Ну и что, что «Черноморец» в Лиге Европы играл? Мы сегодня играли лучше, но мы недоигрывали. Баловались, в Одессу приехали побаловаться. Пижоны — пятками играют. У меня пятка — тысяча долларов штрафа. Они могут себе позволить пятками играть! Ты лицом научись нормально играть, а потом пяткой. Эрик после того, как не забил пенальти, еще пяткой играл! Ну не пижон?! Потом журналисты пишут: тренер — хам, тренер — некультурный, неправильно выражается… А что, с ними нормально можно говорить? Нормально я говорю, мало ругаю, я сейчас вообще не ругаю.

— Как вы оцениваете дебют Дос Сантоса? — Хорошо оцениваю. Он интересный футболист. У нас кто-то дал ему логичный пас? Он мучился — на рога дают, куда-то в задники, на бока… Нету чувства. Я говорю: «Эрик, нужен последний пас». А как Эрик сегодня играл? Полез пенальти бить.

— Насчет пенальти. Было ваше распоряжение, кому исполнять? — Я никогда не говорю, кому бить пенальти. На тренировках мы наигрываем штрафные. Эрик слева бьет, справа бьет левой Бабенко. Но Бабенко готовился в сборной играть. В Черкассах против сборной каких-то чего-то. А тут его сегодня не было видно вообще. В Симферополе два пенальти не забили, сегодня… Не с моим счастьем на халяву выиграть благодаря пенальти. Нам забивают, мы не забиваем, вот и все.

— Прокомментируйте, пожалуйста, игру Кобахидзе. — Он сыграл в интервальной фазе. В отборе плохо играет. Он очень талантливый футболист, но у него нет агрессии. Он добрый человек, добряк такой на поле. С высокой скоростной техникой, которую не проявляет на всю мощь. До штрафной — да, в штрафную на скорости не заходит. И удар у него не идет. Футболист хороший, но нет характера и не хочет озвереть.

— Еще будут приобретения? — Мы и так насобирали кого могли. И ни за кого еще денег не заплатили, и не заплатим, наверное.

— Скажите, пожалуйста, в вашем клубе футболисты вовремя зарплату получают? — Нет.

— В СМИ прошла информация, что вы вели переговоры со штабом сборной России. Можете это прокомментировать? — Как-как?

— Что вы ведете переговоры со сборной России по футболу. — Я повычеркивал слово «Россия» со всех книжек, со словарей и так далее. У меня остались только исторические личности в памяти. Общаться с кем-то в России, звонить? Не знаю, чего мне там с ними общаться? Россия для меня умерла.

Виталий КВАРЦЯНЫЙ  главный тренер «Волыни»