Роман Григорчук: «Хвататься за гаечный ключ с этими игроками мне пока не приходилось»

3 02 2022
Роман Григорчук: «Хвататься за гаечный ключ с этими игроками мне пока не приходилось»

В короткой паузе между двумя зимними сборами Михаил СПИВАКОВСКИЙ пообщался с главным тренером «Черноморца». Получился обстоятельный лонгрид, который частично позволит ответить на главный вопрос — какие идеи упаковал Григорчук в свой тренерский чемоданчик прежде, чем вернуться в УПЛ.

АГЕНТСКИХ МОНОПОЛИЙ У НАС НЕТ

— Ваша селекция этой зимой носила авральный и с хорошей точки зрения агрессивный характер. Какой вам виделась ее стратегия?

— Всё нужно было делать не просто быстро, а срочно, что существенно усложняло задачу. У нас не было времени долго вести игроков. Нашему штабу приходилось работать интенсивно, проделывая невероятный по объему труд. Сейчас я бы все-таки сказал, что у нас получилось: мы сделали много хороших шагов, пригласив целый ряд добротных футболистов, на которых можно надеяться.

Основным подходом было отсутствие монополии одного конкретного агента: мы плодотворно взаимодействовали со многими людьми, которые предлагали нам игроков. Я очень благодарен Владимиру Генинсону, который проделал невероятную работу. Представляю, насколько сложно договариваться с футболистами в такие сжатые сроки. У него получилось и качественно, и быстро.

— Какими были основные критерии для вашего поиска?

— Характеристики, конечно, напрямую зависят от амплуа. Но обязательным условием для футболистов на любой позиции была скорость. Без этого качества мы никого не рассматривали. Но хотелось, чтобы игрок не только бежал — не меньше нас интересовал и уровень футбольного интеллекта. Ну и, конечно, мы старались подбирать стильных игроков.

— Стильных — это каких?

— Которые подходили к нашему стилю игры. (Улыбается).

— Сколько игроков вы пересмотрели за те две недели, что отделяли вас от первого сбора?

— Для того, чтобы сосчитать, тоже потребуется время. Нужно покопаться в архивах. Но, думаю, что цифра шагнет далеко за сотню.

— Вы упомянули советника со стороны новых инвесторов клуба Владимира Генинсона. Была ли ситуация, при которой именно он предлагал вам каких-то футболистов?

— Игроков присылали и мне, и ему. Это была работа без догм и границ, но исключительно в рамках профессиональной этики. Главным было провести тщательный анализ. Искали все возможные видеоматериалы, а также собирали информацию об игроке, как о человеке — его мировоззрении, отношении и к жизни, и к футболу. Как по мне, это тоже очень важно.

Понимали, что турнирная ситуация у нас крайне непростая — мы не просто низко в таблице, мы стоим на вылет. И задача одна — остаться в УПЛ. В этой ситуации важно, чтобы пришли не просто хорошие игроки, а люди, которые имеют опыт достижения позитивного результата под давлением негативного. А это лидеры своих команд, уже решавших серьезные турнирные задачи.

ДИНАМОВСКОЙ МОЛОДЕЖИ НУЖНА ПРАВИЛЬНАЯ СРЕДА ОБИТАНИЯ

— Сколько матчей осеннего «Черноморца» вы просмотрели, изучая команду?

— Я не смотрел матчи целиком. Только в сжатом виде. Хотел получить представление о каждом футболисте, чтобы понимать, на кого могу рассчитывать. Но было очевидно, что сколько бы я не посмотрел, этого будет недостаточно. Мне всегда важнее увидеть игроков в тренировочном процессе, объяснить им свои требования. Это куда более показательно.

— «Астана», «Габала», «Шахтер» Солигорск — клубы, ведущие в своих чемпионатах борьбу за золото и регулярно играющие в еврокубках. Ваши игровые принципы подчинены подбору игроков, или же принципы остаются неизменными, а вот игрокам приходиться под них подстраиваться?

— Медали чемпионата и еврокубковые матчи предполагают наличие такой же психологической ситуации, какая сложилась у нас сейчас. Нужно постоянно выигрывать! Только при таком условии можно выигрывать медали или проходить в следующий раунд условно квалификации Лиги чемпионов. И «Черноморцу» сегодня тоже нужно именно это. Я немного улыбаюсь сейчас, когда провожу это сравнение, но ведь это именно так! В каждом из этих случаев нужно уметь справляться с давлением.

Совсем другое дело — если ты пасешься где-то в серединке. Ну, играешь себе и играешь. Стабильно на 8−9-м местах, за еврокубки не поборешься, но ведь и вылет не грозит. Наигрывай молодежь, экспериментируй, цена потери очков минимальна. Согласитесь, такая ситуация сильно отличалась бы от нашей… Но ведь и интерес был бы куда ниже.

— Одна из ваших главных дилемм на первом этапе — что делать с арендованными игроками «Динамо». Оставите большую часть — не поймут фанаты. Уберете всех — разрушите костяк команды… Как удалось выпутаться из этой ловушки?

— Слово «выпутаться» здесь не подходит. Я не собирался выпутываться, а руководствовался только тем, чтобы, откинув в сторону все лишние мысли, собрать команду, которая способна добиться нужного результата. И при этом показывать качественный футбол, который будет радовать людей. Это важно, потому что я уверен: с первого же февральского тура на стадионе «Черноморец» снова будет царить прекрасная атмосфера.

Что касается киевских футболистов, то мы взяли с собой группу игроков на первый сбор для того, чтобы познакомиться поближе.

— И как прошло знакомство?

— Я получил большое удовольствие от работы с ними, потому что это очень и очень талантливые ребята, которые обязательно будут играть в хороший футбол. С другой стороны, в завершение сбора я честно сказал: «Нужно понимать, что, если кто-то из игроков не остается, это не означают, что они плохи». Они очень хороши! Это сильнейший материал.

— Из этого «материала» в «Черноморце» остались только Биловар, Михайленко и Цитаишвили. Чего не хватило остальным?

— Им нужно немножко времени и правильная среда для роста. Правильная — конкретно для них. Всем этим ребятам необходимо просто помочь — предоставить как можно больше игровой практики, прощать какие-то недочеты, неровности и маленькие спады в игре. Мы, к сожалению, этого им гарантировать не могли. Мы находимся в более напряженной ситуации. Нам нужны надежность, опыт и максимум гарантий.

Тем не менее, от всего сердца желаю того, чтобы у этих ребят все получилось. Они прекрасные футболисты и хорошие люди.

— Раньше команды сидели на зимних сборах по два месяца. Сейчас большинству хватает 40 дней. Неужели методология так сильно изменилась?

— В моем понимании два сбора по 18−19 дней — не идеальный вариант. Мне нравится делить подготовку на три этапа по 12, максимум — 14 дней. Это более правильный подход. Но сейчас приходится учитывать ситуацию с пандемией и прочими сложностями. Например, частыми тестированиями и логистикой перелетов.

НЕ ВИЖУ СХОДСТВА С «МАНСИТИ» ГВАРДЬОЛЫ

— Какая из трех задач была для вас приоритетом во время спаррингов — знакомство с возможностями игроков, отработка тактических механизмов или достижение результата?

— Я бы не делил свои задача на эти три типа. Мы решали их в комплексе. Если брать конкретно спарринги первого сбора, то во главе угла стояло понимание уровня каждого футболиста. Кто соответствует требованиям и целям? Но как ответить на этот вопрос без озвученной вами второй задачи? Мне нужно было максимально быстро определиться с какой-то основной тактической моделью, а иначе я бы просто не смог оценить своих футболистов. Третья задача — достижение результата — на сборах вторична, но… Когда ты что-то делаешь, позитивный результат необходим хотя бы для правильных эмоций. Я считаю, что в спорте нужно выигрывать каждое игровое упражнение, не то, что цельный матч. Любая победа — подтверждение тому, что ты двигаешься в правильном направлении.

— Насколько травмы и болезни игроков помешали вам реализовать все задуманное? Например, те же Сухоцкий и Морозюк, в которых видели основных фланговых защитников, по разным причинам не сыграли ни минуты…

— Сейчас такое время, что разного рода вирусы и болячки плюс какая-то странная, особенно холодная турецкая погода накладывали свой отпечаток.

— А что не так с турецкой погодой?

— Таких ветров как в этом январе я в Турции не припомню. Честно говоря, в такой ситуации заболеть очень несложно. А для игроков на сборах очень важно не выпадать из тренировочного процесса! Нужно отработать весь сбор, натренировать какие-то вещи и отложить это у себя в голове. Если цепочка разорвана, системной подготовки нет и не будет.

— В последнем спарринге первого сбора на позициях крайних защитников появились Цитаишвили (слева) и Брагару (справа). Это вынужденная мера или, как начали шутить некоторые болельщики, Григорчук насмотрелся матчей «МанСити» Пепа Гвардьолы?

— Григорчук насмотрелся самых разных матчей. Не только Гвардьолы. Но это никак не повлияло на мое решение ставить игроков на ту или иную позицию. У меня свое видение, и в этом плане я никому не подражаю и никого не копирую. Тем более, если брать тот же «МанСити» нынешнего сезона, то на позиции крайних защитников там играют профильные футболисты.

— Видимо, речь шла о прошлых опытах «горожан» игры с ложными фулбеками — например, использование Александра Зинченко в полуфланге, а левого вингера — у самой бровки. Летом что-то подобное пытался делать с «Шахтером» Де Дзерби.

— Не вижу никакого сходства. Тем более, что мы к такому варианту прибегали лишь частично, а наши фланговые защитники играли шире, чем вингеры. Довольно необычная функция, допустим, для Цитаишвили.

Гио — абсолютно талантливейший футболист. У меня априори не было никакого сомнения в том, что он с этой задачей справится. Однако нужно было убедиться, что этот вариант заготовлен на сезон.

— Убедились?

— Я вижу, что потенциально то, что может сделать Циташвили на этой позиции, может быть очень интересно. И это не связано с тем, что крайние защитники могут здорово действовать, смещаясь в середину, для этого нужны особые характеристики. У меня есть свой определенный взгляд на стиль игры футболистов этого амплуа. И Брагару с Цитаишвили оказались там, потому что у них есть нужные характеристики для игры в подобном ключе.

КРАВЧЕНКО ЭТО ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

— В какой степени на этих сборах присутствовали теория и хождение по полю без мяча?

— Вы перечислили некоторые средства, которыми пользуются разные тренеры для обучения игроков, для формирования игрового стиля, рисунка…

— Сейчас чаще используется модное слово «структура»…

— Пусть будет так. Я не против. (Улыбается). Но, вообще-то, задача тренера — не вводить как можно больше передовых терминов. Все эти низкие, средние блоки или разновидности прессингов можно называть самыми разными словами — модными или старомодными. Скажем, Лобановский использовал словосочетание «встречный отбор». По-моему, идеальная формулировка.

— Сегодня сказали бы «геген-прессинг»…

— Да, это если по-модному.

— Существует, как мне кажется, некий стереотип о разделении обязанностей у двух центральных защитников. Один в паре должен быть очень хорош на мяче и отвечать за его продвижение. Второй — цепче в единоборствах, сильнее в игре «один в один». По спаррингам «Черноморца» показалось, что у вас с обоими функциями лучше остальных справляется швед Бергквист…

— Мне кажется, что это не ваша мысль. Вы бы так не спросили. Один силен в отборе, а другой — нет? Один хорошо продвигает, другой — не умеет? По мне, так это абсолютная глупость. Оба центрбека, прежде всего, должны быть быстрыми. Это главное требование! Если у защитника нет скорости, нам нужно полностью менять весь стиль. Игра будет совершенно другая!

Никто не создаст хорошую команду, если одна группа футболистов только отбирает, а другая — только созидает. Оба центральных защитника должны быть быстрыми, спокойными, с правильной философией подходить к началу атаки. И конечно, очень сильно играть один в один, и вверху, и позиционно действовать как пара. Освоить ряд совершенно необходимых взаимодействий.

— Находившийся на просмотр Алексей Ларин в команде не остался. Не слишком ли мало у вас центрбеков?

— В данный момент рассчитываем на четырех исполнителей — Дугласа Бергквиста, Илию Мартиновича, Кристиана Биловара, а также Евгения Мартыненко, который присоединится к общей группе после травмы.

— В большинстве игр на первом сборе вы использовали базовую расстановку 4−1-4−1. Игра с одним ярко выраженным опорником требует старательной работы на оборону обоих инсайдов. Со стороны показалось, что баланса в этой зоне пока не хватает. Особенно это бросилось в глаза в треугольнике Бобко — Цонев — Эрнандес…

— Соглашусь. Именно в этом компоненте у нас есть недоработки во всех сочетаниях. Мы пробовали здесь различные комбинации игроков, и я вижу, что идеальных действий пока не наблюдается. Что ж, поработаем на следующем сборе.

— В последних матчах в стартовом составе здесь выходил Сергей Кравченко. Появление 38-летнего футболиста в основе клуба УПЛ — следствие его профессионализма?

— Вы знаете, паспорт это, конечно, хорошо. В него нужно заглядывать, чтобы отдавать полный отчет и делать поправочки по этому поводу. Но куда важнее — в каком состоянии находится спортсмен зрелого возраста. Для меня Кравченко — какой-то, если хотите, герой нашего времени. Человек, который всего себя посвятил футболу. В этом отношении он совершенно безгрешен, и футбол платит ему тем же! В своем возрасте физическое состояние Сергея — просто супер. А его голова, скорость анализа, уровень исполнения, вообще, не нуждаются в комментариях. Топ-уровень! Потому для него возраст — не помеха. Он легко может дату фору многим футболистам 25−26 лет.

С ЧАШЕЧКОЙ КОФЕ ПРЕССИНГ НЕ НАТРЕНИРУЕШЬ

— В каждом матче «Черноморец» применял высокий прессинг, местами даже — персональный. Легкое влияние «Аталанты» Гасперини?

— С большим уважением отношусь к этому специалисту, знаком с его идеями, но откровенно говоря, последний матч этой команды смотрел еще в прошлом сезоне. «Аталанта» — не тот клуб, у которого я бы вот так сразу что-то заимствовал. Впрочем, я вообще, против любого бездумного копирования. Нужно всё изучать, но для себя выбрать те элементы, которые подходят твоему мировоззрению и с какими-то видоизменениями. В моем понимании это всегда должно выглядеть немножко лучше, чем было у кого-то.

— Вы использовали и контр-прессинг — мгновенную попытку отобрать мяч после потери. А ведь раньше у нас тренеры говорили, что на отработку этих механизмов нужны месяцы и годы. Выходит, можно научиться экстерном?

— Однозначно, это элементы футбола, которые нужно тренировать и тратить на это время. Любые формы прессинга сложны, прежде всего, в функциональном плане. Это тренируемо, но для реализации нужны люди с сильной биоэнергетикой. Недостаточно подготовленные физически футболисты на должном уровне не справятся. Ну, и тренировочный процесс для освоения прессинга и контр-прессинга должен быть специфическим. Это не те вещи, которые можно наработать, попивая кофе и не выходя на поле. Хотя такие вещи в футбольной методологии тоже есть, поверьте мне на слово.

— Самое сложное в современном футболе — игра в позиционном нападении. С этим проблемы возникают даже у «Шахтера» в УПЛ. Не кажется ли вам, что в межсезонье все команды предпочитают играть открыто, местами даже рискованно, оставляя сопернику больше пространства. Стало быть, отрабатывать преодоление низких блоков в таких условиях очень сложно…

— Наверное, в чем-то вы правы. Сборы — такое время, когда команды пытаются преуспеть в активном футболе. Игры выглядит немножко по-другому. Многие пробуют играть более прогрессивно. Низкая позиционная оборона, как мне кажется, в эту концепцию не вписывается и может быть только крайним вариантом. Но и в такой структуре нужно уметь работать качественно, правильно выполняя все маневры и перестроения.

Конечно, болельщики каждой команды хотели бы видеть в исполнении своих любимцев именно такой активный футбол. Но когда груз результата сядет на плечи, выживут в этом отношении только сильные. Те, кто не будут бояться ошибок под любым стрессом. Контроль внизу, прессинг, игра с высокой линией обороны требуют изучения и отработки пары сотен деталей. И этот футбол, безусловно, весьма энергозатратен. Для того, чтобы так играть, нужно быть правильно готовым с функциональной точки зрения. Тот, кто сможет освоить все эти средства и добьется управления игрой в своих чемпионатах.

ФОРВАРД — ЧЕЛОВЕК, ОТВЕТСТВЕННЫЙ ЗА СТРАДАНИЯ ВСЕЙ КОМАНДЫ

— По ходу сбора вы пробовали некоторых игроков на менее привычных позициях. Скажем, Кузык играл в центре поля, а Цитаишвили, как мы уже говорили, слева в защите. Как сами игроки относятся к таким экспериментам?

— Я ничего не навязываю. Игрок должен быть мотивирован. Сильно верить. Есть те, кто не хотят, но выполняет. Через не хочу. Без глубокой остроты восприятия. Команда в таком случае ничего не приобретает. Так что, прежде, чем что-то такое делать, общаемся. Футболист должен до деталей знать, что нужно должны делать в новой позиции в той или иной ситуации. Тогда переквалификация может состояться безболезненно и даже с пользой. Скажу больше: если говорить о молодых игроках, то мы, тренеры, должны делать так почаще.

— Ставить на непривычные позиции?

— Да. Бывает, молодой игрок говорит: «Я всегда, за все сборные играл вон там и ни шагу в сторону». Знакомая история? А потом оказалось — нет, это не его позиция! Находится новая, и парень показывает невероятно высокие результаты. Поэтому и считаю важным еще в детском футболе тренерам работать в этом направлении.

— Футболисты «Черноморца», с которыми довелось пообщаться после сбора, утверждают, что в команде значительно вырос уровень дисциплины. А приходилось ли где-то закручивать гайки, либо речь шла о повышении ответственности к процессу в целом?

— Я выше сказал вам по киевским ребятам. Это не дежурные комплименты. Я получил огромное удовольствие от сбора и совместной работы. Так вот эти мои слова касаются каждого игрока, который был с нами. Так бывает редко, когда ты сталкиваешься с коллективным профессионализмом выше любого мыслимого уровня! Это просто подарок Божий.

Теперь понимаете, почему не было ни единого момента, когда бы мне приходилось брать в руки гаечный ключ?

— Не планировавшаяся с виду замена Владислава Ваната вскоре после его «обрезки» в последнем контрольном матче — воспитательный момент для остальных?

— Есть немножко и этого. Но на сборах всем нужно давать игровое время и прощать какие-то ошибки. Тем более, что мы говорим о таком футболисте как Ванат, который если попадет в нормальную среду, дойдет до высочайшего карьерного уровня. Данные и потенциал по всем характеристикам у него для этого есть.

В том конкретном матче так получилось, что случились ошибки. Не одна, а некий комплекс. Тут нужно сказать о своем понимании того, что такое «нападающий». Для меня это человек, который помогает расставить по полочкам всю игру! Один-единственный форвард, четко и глубоко понимающий, что делает команда и верно трактующий любую игровую ситуацию, позитивно влияет на организацию игры всего коллектива. Нападающему, как никому другому, важно всегда делать всё правильно! А иначе именно он несет ответственность за страдания всей команды. Поэтому, если у нападающего сегодня не получается, тренеру нужно его поменять.

ЛИДЕРЫ В КОЛЛЕКТИВЕ ДОЛЖНЫ ПРОЯВЛЯТЬСЯ ЕСТЕСТВЕННЫМ ПУТЕМ

— Сейчас в «Черноморце» есть несколько игроков, которых вы знаете хорошо и давно. Например, Иван Бобко и Дмитрий Юсов. Понимание ваших принципов уравновешивает уровень второлигового ЛНЗ, на котором, к примеру, играл Иван в прошлом году?

— Я вам в шутку скажу, что с Ваней мы не работали так давно, что за эти шесть лет он многое подзабыл. (Смеется). И подзабыл конкретно! Но я считаю его надежным игроком — из тех, кто может в нужный, даже самый критический момент, помочь команде и на атаку, и на оборону. Так что, я надеюсь, что он все вспомнит и наберет оптимальную форму. Потому что пока что он, конечно, разбалансирован. И нужно хорошенько потерпеть.

— Слышал, что вы интересовались игравшими у вас десять лет назад Сергеем Политыло и Борисом Тащи. Что помешало этим футболистам вернуться в Одессу?

— Я вам выше называл цифру — сколько игроков я просматривал. А еще было множество тех, кого я просто вспоминал. Тех, кого мы обсуждали, анализировали… Для того, чтобы игрок оказался в команде, должна совпасть масса факторов. Наше желание, его желание, его состояние и мотивация… Вернуться второй раз куда-нибудь — это серьезный вопрос. А во второй раз окунуться в футбольную одесскую среду — еще сложнее. Это непростая среда. Возвращение должно быть блестящим, феерическим, таким, каким мне даже сложно описать обычными словами. Поэтому мы понимаем всю ответственность каждого шага.

— Вы упоминали о желательном наличии лидерских качеств. Уже видите футболистов, которые способны сформировать психологический хребет для нового коллектива?

— Конечно. Хотя настолько новой команды в моей карьере пока не было. Никогда! И в такой ситуации я абсолютно спокойно к этому отношусь. С моей стороны все должно быть ровно и справедливо. Лидеры должны проявляться естественным путем, и пусть их будет как можно больше. Позитивный показатель — у нас есть игроки, бывшие капитанами своих прежних команд. Ну и параллельно идет притирка друг к другу, ведь в одной раздевалке оказались игроки из разных стран. Общение, коммуникация… Все должно развиваться своим чередом, без насилия. Главная установка — абсолютный позитив, ответственность, взаимопомощь и максимальная отдача. Таковы наши корпоративные принципы.

— Вам не привыкать работать в интернациональном коллективе. Как решается проблема языкового барьера?

— Сегодня, вообще, не вижу таких проблем. Почти все легионеры владеют элементарным английским. Как правило, этого достаточно — мы же не о квантовой физике говорим.

«УПЛ, КОТОРУЮ Я ПОМНЮ, ВХОДИЛА В ТОП-6 ЛУЧШИХ ЛИГ ЕВРОПЫ»

— У вас достаточное количество помощников. Как делятся обязанности между Михаилом Савкой, Степаном Матвиивым, а также двумя Алексеями — Антоновым и Гаем?

— Я не сторонник того, что кто-то из ассистентов должен вбирать в себя одну или несколько конкретных должностей. В идеале каждый должен уметь выполнить номинальную функцию другого человека. Компетентность каждого из помощников должна быть объемной. Мы серьезно подходим к программному и компьютерному оснащению. Эти функции есть у каждого из наших помощников. Нет разве что аналитической группы. Но это, надеюсь, только пока.

— Какие-то из позиций в команде еще нуждаются в экстренном усилении?

— Какие-то хочется усилить всегда. Но очевидно, что это трансферное окно в количественном плане будет наиболее масштабным. Не скажу, что мы полностью укомплектовались. Нужно проделать еще некоторые шаги (эта беседа состоялась за день до подписания бразильского полузащитника «Витебска» Вандерсона. — Прим. М. С.). Но конкретные позиции называть не буду.

— В какой степени вы знакомы с уровнем сегодняшней УПЛ? Можно ли сравнивать эту лигу с той, которую вы покидали в 2015-м?

— Просматривая игры исключительно на экране, я не могу точно определить уровень. Но сравнивать эти две эпохи, думаю, тяжело. Уровень чемпионата в 2012—2013-м годах, и я ответственно это заявляю, был на порядок выше сегодняшнего. Прежде всего, за счет класса игроков «Динамо», «Шахтера», «Днепра», «Металлиста», да и того же «Черноморца». Футболисты поразъезжались, причем, некоторые были куплены за сумасшедшие деньги. Я убежден, что та УПЛ входила, ну если не в топ-5, то в шестерку сильнейших чемпионатов Европы.

— Роман Иосифович, ФК «Черноморец» довольно долго не объявлял о вашем назначении. Сейчас уже можете назвать причины: вы в чем-то сомневались или хотели получить гарантии амбициозности новых инвесторов, а также абсолютно профессионального подхода для решения новых задач?

— Ну, что вы… Все намного проще. Обо всех деталях мы с представителями руководства договорились практически в первый же день. Оставались только закрыть некоторые нюансы на сугубо документальном уровне. Чтобы было все обоюдно корректно. Ну и объявлять о назначении тоже нужно было в правильный момент. Что в итоге и произошло.

Источник: патреон ТаТоТаке