Виталий Руденко: «Пропустил — значит, ошибся»

2 10 2009
Виталий Руденко: «Пропустил - значит, ошибся»

Последний поединок в составе «Черноморца» стал уже 150-м в карьере кипера одесситов.

— О приближении круглой даты узнал еще до игры с «Карпатами», ознакомившись с предматчевой статистикой, где значилась цифра 149, — предварил мой первый вопрос капитан одесского клуба.

— Юбилейные матчи врезаются в память на всю жизнь?

— Не все. Свой 50-й поединок в высшей лиге помню хорошо: сыграли 0:0 в Одессе с «Днепром», что для вратаря может считаться позитивом. А вот сотый матч в голове не остался.

 — Зато наверняка остался первый?

— Ну, конечно. Мне было всего 19 лет, и тренеры доверили мне место в воротах в заключительном поединке сезона-1999/2000. «Черноморец» проиграл на своем поле «Ильичевцу» 3:4 и расстался с высшей лигой.

 — Самое интересное, что молодого голкипера Руденко упрекнуть в чем-либо по следам той встречи было невозможно. Есть в футболе такой парадокс: лучшим в составе разгромленной команды чаще всего оказывается голкипер.

— Было несколько таких игр и у меня, но говорить о том, что ты сделал все, что мог, если пропустил три мяча или больше, не приходится. Нас, вратарей, учат одинаково: не берущихся ударов не существует. Пропустил — значит, ошибся.

 — Даже, если сопернику помогает один из ваших партнеров, как это случилось в последней встрече с «Карпатами» с голом Артема Федецкого?

— Безусловно, в нем есть и моя вина: неправильно просчитал траекторию полета мяча после стандарта.

 — Что частично подтверждает тезис специалистов: вратарей, умеющих играть на ленточке у нас пруд пруди, а вот тех, кто силен на выходах — раз-два и обчелся.

— Со стороны, наверное, виднее. Но давайте не будем забывать о таких голкиперах-универсалах, как Пятов и Шовковский. А страж ворот Шахтера в этом элементе выглядит даже более расслабленно и уверенно.

 — Об Александре Шовковском вы однажды сказали почти афористическую фразу: «Это вратарь, который прожил все свои ошибки в футболе». Сколько времени уйдет на этот процесс у Виталия Руденко?

— Если честно, не знаю. Специфика нашей профессии в том, что мы учимся на своих собственных ошибках.

 — Результатами вашей первой попытки вернуться в основу, предпринятой в домашней встрече с «Арсеналом» и в выездной с «Таврией», оказались пять пропущенных мячей в двух матчах.

— Сейчас понимаю, что рановато было возвращаться, так как на все сто процентов я готов не был. Сегодня уверенности стало намного больше.

 — Главная ударная сила бело-зеленых, Василий Сачко, очень хорош в воздухе. Значит ли это, что любые единоборства на втором этаже требуют от вас повышенной концентрации?

— Безусловно, и это не зависит от Сачко. Помогать своим защитникам при верховых подачах я буду при любой возможности.

 — С возвращением в ваши ряды Владислава Ващука пожары в штрафной «Черноморца» стали возникать значительно реже?

— Наверное, да, если это заметно со стороны. Влад — очень опытный игрок, и это, несомненно, увеличит надежность нашей обороны.

 — Возглавивший «Черноморец» в первый день осени Андрей Баль подчеркнул, что в первую очередь намерен поработать над улучшением психологического климата в коллективе. Какие-то шаги в этом направлении уже делаются?

— Прежде всего, Андрей Михайлович и его штаб попросили нас пореже заглядывать в турнирную таблицу, не смотреть на занимаемое нами место и проводить каждый матч, как последний, играя на победу. «Не смотрите назад, — сказали нам наставники. — Играйте с чистого листа, а там будет видно».

 — На последнем матче «Черноморца» болельщики вывесили баннер в поддержку уругвайского форварда клуба Альваро Мельо. Вам, в тяжелые минуты карьеры, подобные транспаранты посвящались?

— Одна из основных черт болельщиков — готовиться на каждую игру в зависимости от настроения и положения дел в команде. Раньше, возможно, для меня вывешивали и баннеры. Но чаще доводилось слышать «кричалки», хотя они бывают разные — и позитивные, и отрицательные.

 — При этом вам, патриоту одесского клуба, жаловаться на расположение фанатов не приходится…

— А я и не жалуюсь, зная, что ко мне они относятся хорошо. Всегда считал, что в Одессе живут преданные и понимающие болельщики, а негативные моменты в их исполнении мы, наверное, заслужили.

 — Почему вы, как капитан команды, не приняли участие в нашумевшей встрече в аэропорту после кубкового поражения от «Стали»?

— Потому что сама ситуация была спонтанной — место и время было выбрано неподходящим образом. Буквально через два дня мы собрались на клубной базе в Совиньоне, адекватно поговорили и решили все проблемы.

 — В вашей биографии числится только один клуб высшей лиги. И с каждым годом мне все сильнее кажется, что второго уже никогда не будет…

— Знаете, я был бы не против. Мне всегда хотелось, чтобы моя команда росла, потому что играть в родном городе особенно приятно. Согласитесь, любому футболисту хочется, чтобы его карьера была как можно более интересной.

 — Но ведь вами, насколько я знаю, в разное время интересовались и более именитые клубы. Не жалеете, что не приняли их предложения?

— Никогда об этом не задумывался. Да и потом, зачем сожалеть о том, чего никогда не было?

«Спорт-Экспресс в Украине»