Юрий Роменский: «Черноморец» знают во всем мире"

14 10 2009
Юрий Роменский: «Черноморец» знают во всем мире»

Имя Юрия Роменского хорошо знакомо не только болельщикам киевского «Динамо», но и одесского «Черноморца».

Именно из Одессы по окончании сезона-1978 он отправился в украинскую столицу. Проведя три года во вратарском свитере динамовского клуба он вновь вернулся к берегам Черного моря, где отыграл еще три сезона — 1982-го, 1983-го и 1984-го годов. Последний из них стал завершающим аккордом в профессиональной карьере голкипера, после чего он повесил бутсы на гвоздь. С тех. пор прошла четверть столетия, за которые Роменский успел поработать тренером. В этой роли без малого полтора месяца назад 57-летний специалист вновь появился в «Черноморце». Вместе со своими бывшими одноклубниками по «Динамо» — Андреем Балем и Олегом Блохиным.

— Что значит для вас Одесса?

— Во-первых, это мой родной город — у меня здесь живут мама, сестра, племянница. И отец похоронен. Жена — коренная одесситка, ее родные здесь тоже похоронены. А еще у меня дочь родилась в Одессе. И потом, мои прекрасные годы футбольной молодости прошли в составе команды «Черноморец». Памятными были и сезон-1978-го, и 1984-го — вы помните, когда Виктор Евгеньевич Прокопенко ее тренировал? Тогда команда заняла четвертое место и должна была бронзу выиграть. Но одного очка не хватило… В том сезоне состав у «Черноморца» был сильный, со многими из ребят я поддерживал отношения — дружил и с Игорем Белановым, и со Славиком Лещуком. В Одессе и сейчас у меня друзей больше, чем в Киеве, и я всегда это говорил. Когда мне предложили вновь поработать в «Черноморце», то даже не раздумывал — сразу сказал: «Конечно, еду». Хотя я и так в Одессу ездил почти каждую неделю (улыбается).

— О временах, проведенных в «Черноморце» в 70−80-х годах у вас остались самые приятные чувства. Многие болельщики до сих пор вспоминают 1984-й год, когда команде не хватило всего чуть-чуть для того, чтобы завоевать третье место.

— Тот сезон был стабильный. На протяжении всего чемпионата наша команда показывала стабильную игру. Кстати, по итогам сезона «Черноморец» завоевал приз «Гроза авторитетов». Вы наверняка помните, сколько много было прекрасных побед — и над киевским «Динамо», и над московскими «Торпедо», «Динамо» и «Спартаком», и над «Днепром». Насколько я помню, стабильная игра в том чемпионате помогла команде спустя год более-менее успешно выступить в Кубке УЕФА. Проблема была в том, что многие ребята разъехались и сохранить костяк не удалось. Соответственно, не удалось и развить успех.

— Отыграв в «Черноморце» 1978-й год, вы затем перешли в киевское «Динамо». Долго колебались, когда вам поступило предложение из столичного клуба?

— Дело в том, что когда я уходил в киевское «Динамо», мне как раз подошло время служить в армии. У меня был выбор — ехать в Москву в ЦСКА. За мной даже приезжал наряд в Одессу, забрал меня и увез на СКА. Присягу заставили принять. А потом вмешался Константин Иванович Масик, вернули меня в команду, и уже руководство договаривалось, обговаривая эти вопросы. Конечно, я бы Одессу не покинул. Не хотелось уезжать, тем более, что меня тогда многое связывало с городом, к тому же, в «Черноморце» также все складывалось успешно. Хотя приглашение от киевского «Динамо» — это всегда интересно. И я не жалею ни секунды, что провел несколько лет в составе такой команды, рядом с известными в прошлом футболистами. Это колоссальный опыт, это — история. И она мне сегодня помогает в моей практической деятельности — как тренеру вратарей.

— Вы приехали в Одессу, наверняка имея свои соображения по поводу будущего «Черноморца». Поделитесь ими.

— Когда Андрей Баль и Олег Блохин предложили мне прийти в одесскую команду, то, безусловно, стоял вопрос о целях и задачах. Мы, тренеры, амбициозные люди, и не хотим довольствоваться в турнирном плане чем-то малым. Ставить обыденные задачи — не для нас. Естественно, обсуждая вопрос с руководством «Черноморца», шла речь о том, чтобы создать команду, которая могла бы сегодня не только решить вопрос сохранения прописки в премьер-лиге, но превратиться в боеспособный коллектив, готовый бороться за призовые места. Другого просто не может быть! Если ставить задачи болтаться в середине турнирной таблицы — это не интересно. Да и неправильно это, и не по-спортивному. Цели более высокого уровня — медали и кубки — позволяют психологически легче готовить команду. Нужно к этому идти, работать над этим, всячески совершенствоваться.

— В ваши обязанности в «Черноморце» входит подготовка вратарей. Что вы скажете о своих подопечных?

— Я не хотел бы останавливаться на каких-то качествах — это долго и не очень интересно. Могу лишь сказать, что я редко бываю доволен вратарями и собой. Вот когда я говорю им: будет у нас игра «на ноль», тогда может быть, мы расслабимся на минутку. Это постоянный творческий процесс, и пока я доволен работой и отношением ребят — им интересно, они хотят и стараются выполнять мои требования. У нас полное взаимопонимание. И я надеюсь, что и впредь они будут расти и прогрессировать. Футбольный век короток, поэтому хотелось бы, чтобы каждый футболист реализовал себя по максимуму. Чтобы потом, спустя годы, не жалеть о том, что «могло быть лучше, если бы не…». Я за них играть не могу, но стараюсь помочь им раскрыть себя и реализовать свои лучшие качества.

— Что бы вы пожелали болельщикам, которые помнят вас еще в бытность голкипером «Черноморца»?

— Во-первых, хочу их поблагодарить, если они помнят меня. И хочу пожелать, чтобы они поддерживали команду, «болели» за команду и верили в нее. Одессу без футбола я вообще не мыслю. Думаю, что никто не мыслит. Насколько мы знаем историю, то футбол на территории бывшего Советского Союза впервые появился именно в Одессе. И с тех пор столько поколений сменилось! Они несут в себе эту особую футбольную энергию «Черноморца». Я вам расскажу одну историю. Я в составе олимпийской сборной СССР вместе с двумя другими одноклубниками — Владимиром Устимчиком и Вадиком Плоскиной играли в Сан-Франциско. И тамошний стадион разделился на две части: одна «болела» за американцев, а другая — за нас. Наши болельщики кричали не «Советский Союз!», а «Одесса, вперед! „Черноморец“, давай!». Понимаете? Было приятно, что во всем мире знают этот город, знают эту команду. Надо достойно нести имя «Черноморец», доказывая это игрой. А болельщикам — всячески помогать команде, ее футболистам.

www.football.odessa.ua